Захаров Н. В. "Ангел-хранитель" А.Блока // Проблемы исторической поэтики. 1994. Т. 3, URL: http://poetica.pro/journal/article.php?id=2407. DOI: 10.15393/j9.art.1994.2407


Проблемы исторической поэтики


УДК 001

"Ангел-хранитель" А.Блока

Захаров
   Николай Владимирович
Петрозаводский государственный университет
Ключевые слова:
Ангел-Хранитель
А. Блок
лирический герой
история текста
мотив
Аннотация: В статье анализируется стихотворение А. Блока «Ангел-Хранитель», которое приоткрывает в поэте новую и неожиданную сторону – Блок-христианин.

Текст статьи

Ангелы в русском переводе с греческого «аγγελοι» «вестники», посланцы Бога, служащие Ему. За всю историю человечества к теме ангелов обращали свои взоры многие поэты, художники и музыканты. В поэзии это Данте, Байрон, Блейк, Пушкин, Лермонтов. Всех, кто писал об ангелах, не перечислить. Ангел давно уже стал одним из самых прекрасных лирических героев ‒ поэтическим образом и эталоном вечной красоты, возвышенной и чистой.

Прекрасные стихи ангелам посвятили Пушкин и Лермонтов, но странная закономерность: у них ангел существует в антиномической паре «Ангел/Демон». Демон ‒ ангел, потерявший истинного Бога, служащий силам зла. Пушкинские и лермонтовские «демоны» благословляют ангела, им наскучило зло, они готовы признать силу любви.

У Блока свой ангел ‒ к нему мы и обратимся.

Ангел-хранитель

Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле.           01001001001

Во мгле, что со мною всегда на земле.              01001001001

За то, что ты светлой невестой была,                01001001001

За то, что ты тайну мою отняла,            01001001001

За то, что связала нас тайна и ночь,                   01001001001

Что ты мне сестра, и невеста, и дочь.                01001001001

За то, что нам долгая жизнь суждена,                01001001001

О, даже за то, что мы ‒ муж и жена!                  01001001001

За цепи мои и заклятья твои.                              01001001001

За то, что над нами проклятье семьи.                01001001001

За то, что не любишь того, что люблю.01001001001

За то, что о нищих и бедных скорблю.              01001001001

За то, что не можем согласно мы жить,01001001001

За то, что хочу и не смею убить ‒                     01001001001

294

 

Отмстить малодушным, кто жил без огня,        01001001001

Кто так унижал мой народ и меня!                    01001001001

Кто запер свободных и сильных в тюрьму,       01001001001

Кто долго не верил огню моему.                        01001001001

Кто хочет за деньги лишить меня дня,              01001001001

Собачью покорность купить у меня...                01001001001

За то, что я слаб и смириться готов,                  01001001001

Что предки мои ‒ поколенье рабов,                   01001001001

И нежности ядом убита душа,                            01001001001

И эта рука не поднимет ножа...                          01001001001

Но люблю я тебя и за слабость мою,                 001001001001

За горькую долю и силу твою.                           01001001001

Что огнем сожжено и свинцом залито –            001001001001

Того разорвать не посмеет никто!                      01001001001

С тобою смотрел я на эту зарю –                       01001001001

С тобой в эту черную бездну смотрю.               01001001001

И двойственно нам приказанье судьбы: 01001001001

Мы вольные души! Мы злые рабы!                    01001001001

Покорствуй! Дерзай! Не покинь! Отойди!         01001001001

Огонь или тьма ‒ впереди?                                 01001001

Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идем?          01001001001

Вдвоем ‒ неразрывно ‒ навеки вдвоем!             01001001001

Воскреснем? Погибнем? Умрем?1                     01001001

1. История текста

Стихотворение Блока написано 17 августа 1906 года. Впервые опубликовано в журнале «Трудовой путь» (1907, № 6). Поэт столкнулся с цензурными препятствиями; цензор Н. Лебедев „охарактеризовал это стихотворение как проникнутое «революционной тенденцией», «воспевающее, в сущности, хотя и в несколько туманной форме, политическое убийство» (имелся в виду стих «За то, что хочу и не смею убить»), номер журнала «Трудовой путь», где оно было напечатано, подвергся конфискации, а против редактора журнала Главным управлением по делам печати было предпринято судебное преследование за «возбуждение к тяжким и преступным деяниям»”2.

__________

1 Блок А. Собр. соч.: В 8 т. М.; Л.: ГИХЛ, 1960. Т. 2. С. 102-103.

2 Там же. С. 406 (Примечания Вл. Орлова).

295

 

При жизни поэта стихотворение публиковалось в журнале «Трудовой путь» (1907) без четвертой строфы, в сборнике «Земля в снегу» (1908) без четвертой, седьмой, восьмой, девятой и одиннадцатой строф и с эпиграфом из стихотворения Владимира Соловьева «Я добился свободы желанной...»: «Мой жестокий, мой сладостный друг». В авторском экземпляре «Собрания стихотворений» (1912) зачеркнуты третья, пятая, восьмая, девятая и десятая строфы с пометой «Переделать», но в последнем прижизненном издании (1918) Блок вернулся к первой редакции. В рукописи после десятой строфы была еще одна:

Кто деньги дает за свободу мою

Кого я душой ‒ не рукою убью.

Там же находится и отвергнутый вариант 22-го стиха:

Что предки мои были стадо рабов3.

Такова творческая история текста.

2. Анализ текста

Политические декларации в этом стихотворении, конечно же, есть, но не в них заключается его главный смысл. Стихотворение было написано в третью годовщину свадьбы Блока и обращено к жене ‒ Любови Дмитриевне Блок (известен автограф, озаглавленный «Любе»).

Стихотворение примечательно уже своим названием. В христианской традиции ангел-хранитель приставлен к человеку для его спасения. Ангелом-хранителем мог быть святой, именем которого крещен человек. У Блока же Ангел-Хранитель ‒ жена.

Такая трактовка поэтом образа ангела оригинальна. Другие поэты называли ангелами и воспевали возлюбленных, невест, но почти никогда ‒ жен. Чем это объяснить?

Скорее всего дело тут в христианском понимании брака: хотя и не любит жена того, что любит сам Блок, хоть и отняла у него тайну, хоть и не могут они жить в согласии, все равно Блок любит свою жену ‒ возносит и возвеличивает своего Ангела-Хранителя за то, что над ними проклятье семьи, за цепи и заклятья. Кстати, мотив проклятия (проклятого) брака и семьи есть уже и у Байрона, но в отличие от бунтарского протеста против семейного быта у Байрона, у Блока эта проблема решается с христианским смирением. Именно вследствие этого взгляда на брак у Блока возникает потребность быть навеки

__________

3 Там же. С. 405.

296

 

неразлучным с женой, если умереть и воскреснуть, то одновременно:

Вдвоем ‒ неразрывно ‒ навеки вдвоем!

Основные мотивы в этом стихотворении ‒ мотивы мести «без крови», победительного христианского смирения, двойственности судьбы ‒ есть порождение гуманистической традиции русской и европейской литературы, которая вызывала сострадание и любовь к ближнему. Таким человеколюбивым сознанием был наделен и сам Блок, написавший: «о нищих и бедных скорблю». Именно эта блоковская гуманность не позволяет ему пролить кровь малодушных тиранов, превративших народ и самого Блока в рабов:

За то, что хочу и не смею убить...

Или:

И эта рука не поднимет ножа...

И тот стих, который так и остался в блоковской рукописи:

Кого я душой ‒ не рукою убью, ‒

дает нам право судить о том же.

Блок укоряет себя в слабости, но это не бессилие его или малодушие ‒ это его человечность, которая вызывает сострадание даже к тем, кто его не заслуживает. Самое большее, на что может пойти Блок, это убить их душою или в душе, что и возвышает его над кровожадными тиранами.

Мотив двойственности души, к которому обращается Блок, был разработан еще в античной поэзии, но у Блока он приобретает особую обостренность: с одной стороны, «мы вольные души», с другой ‒ «мы злые рабы». Такое противостояние «духовной свободы», исторической и бытовой зависимости разрешается «приказаньем судьбы» ‒ «двойственным» быть неразлучно вдвоем.

В стихотворении «Ангел-Хранитель» Блок также использует традиционные в лирической поэзии образы: «мгла» как всемирное пространство или состояние мира, связующая поэта с женой «тайна», «цепи брака», антитезы «огонь» и «тьма», «заря» (прошлое) и «черная бездна» (настоящее). Это свидетельствует о глубокой связи поэзии А. Блока с достижениями мировой лирической поэзии, особенно романтической и символической.

Композиция «Ангела-Хранителя» отмечена некоей «дробностью», и это синтаксическая дробность поэтического высказывания.

297

 

Условно в стихотворении можно выделить три части. Первая часть начинается с первой строфы («Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле») и кончается двенадцатой строфой («И эта рука не поднимет ножа...»). Вторая часть начинается с тринадцатой («Но люблю я тебя и за слабость мою») и заканчивается пятнадцатой строфой («С тобой в эту черную бездну смотрю»). Третья часть начинается с шестнадцатой («И двойственно нам приказанье судьбы») и кончается девятнадцатой строфой, состоящей из одного стиха («Воскреснем? Погибнем? Умрем?»).

В первой части, в первых двадцати четырех стихах, поэт дает ответ на предлагаемый вопрос, за что он любит своего Ангела-Хранителя. Здесь есть два аспекта. Один ‒ семейный и родовой, другой ‒ политический, который отличается эмоциональной напряженностью по отношению к зачину и является кульминацией этой части ‒ здесь поэт высказывает свои политические и нравственные идеалы. Во второй части лирический герой связывает свое Я с «Тобой», своим Ангелом-Хранителем. Происходит гармоническое развитие и слияние любовной тематики с нравственной проблематикой стихотворения. В третьей части лирический герой принимает двойственное приказанье и загадывает судьбу, вопрошая:

Огонь или тьма ‒ впереди?

Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идем?

Вдвоем ‒ неразрывно ‒ навеки вдвоем!

Воскреснем? Погибнем? Умрем?

Пограничное состояние «неведения» возводится Блоком до «абсолюта», и беспредельно желание поэта познать судьбу своего брака.

Формально художественное время блоковского стихотворения ‒ настоящее, хотя вернее, если отвлечься от того факта, что стихотворение было написано к дате семейного торжества ‒ к дню свадьбы, его можно назвать вечно актуальным мифологическим временем. Все смешалось в этой мистерийной «мгле». Состояние ли это мира или художественного пространства стихотворения, мы можем только догадываться.

3. Метрический анализ

Стихотворение «Ангел-Хранитель» написано классическим трехсложником с переменной анакрузой. 35 из 37 стихов имеют односложную анакрузу (что соответствует амфибрахию), 2 из 37 стихов ‒ двусложную (что соответствует анапесту). За исключением

298

 

двух стихов (34-го и 37-го), в которых по три ударения, во всех остальных 35 стихах ‒ по четыре ударения, что при отсутствии пиррихиев придает стихотворению ритмическую устойчивость и экспрессивную динамику. Таким образом, это четырехударный трехсложник с переменной анакрузой.

Во всех стихах ‒ нулевая клаузула, что означает использование Блоком мужской рифмы. Кроме того, рифма полная, параллельная. Рифмуются последние слоги двустиший. Двустишие ‒ наиболее распространенная форма строфы, за исключением последней ‒ неполной, которая может рассматриваться как одностишие. Любопытно обилие анафор в этом стихотворении. Так, 11 стихов начинаются со слов: «За то, что...»; 29-й и 30-й стихи пятнадцатой строфы начинаются со слов «С тобою»/«С тобой». Синтаксической однородностью объясняются повторы союзов кто и и соответственно в четырех (16, 17, 18 и 19) и двух (23 и 24) стихах.

Интересен лексический состав стихотворения. Блок гармонично сочетает возвышенный и высокий стиль со сниженной, но экспрессивной бытовой лексикой (например, «Собачью покорность купить у меня»). Сочетание народно-поэтических образов («светлая невеста», «горькая доля», «вольные души») с традиционными поэтическими, зачастую метафорическими эпитетами придает этому стихотворению определенную свежесть и ясность.

Это стихотворение не самое известное в лирике Александра Блока, тем более его нельзя назвать хрестоматийным, между тем оно выразительно показывает нам Блока, поэта и человека, с новой стороны ‒ как христианина.

299




Просмотров: 453; Скачиваний: 2;