Эгеберг Э. Ф. Достоевский в поисках положительно прекрасного человека. "Село Степаичиково" и "Идиот" // Проблемы исторической поэтики. 1998. Т. 5, URL: http://poetica.pro/journal/article.php?id=2530. DOI: 10.15393/j9.art.1998.2530


Проблемы исторической поэтики


УДК 001

Достоевский в поисках положительно прекрасного человека. "Село Степаичиково" и "Идиот"

Эгеберг
   Э Ф. М
Университет Трёмсе
Ключевые слова:
Достоевский
«Село Степанчиково и его обитатели»
«Идиот»
положительный и идеальный герой
Аннотация: В сопоставлении двух романов Достоевского очевидно внутреннее сходство их героев – полковника Ростанева и князя Мышкина: оба положительны, Ростанев идеален как физически, так и нравственно; Мышкин несовершенен, но следует более или менее образу самого Христа.

Текст статьи

Романы Ф. М. Достоевского “Село Степанчиково и его обитатели” и “Идиот” разделяет почти десять лет. Это десятилетие является, пожалуй, самым важным периодом в жизни Достоевского, ибо именно в эти годы он превращается из автора посредственных романов в романиста мирового значения, найдя свой особый тип большого повествовательного жанра. Достоевский до и после “Преступления и наказания” ― это во многом два разных писателя. Но, разумеется, не полностью ― многие особенности творчества Достоевского 40-х и 50-х годов встречаются и в его позднем творчестве, хотя часто в видоизмененной форме.

Роман “Идиот” обычно (хотя не всегда) считают достойным членом семьи “великих романов” Достоевского, тогда как “Село Степанчиково” при своем появлении оказалось настоящим провалом. И по сей день это произведение рассматривается как неудача, вследствие чего оно принадлежит к наименее изученным романам писателя. Художественные достоинства “Села Степанчикова” не имеют никакой прямой связи с его значением для творческого развития самого автора. Может быть, именно неудача побуждает автора снова обратиться к проблемам, которые ему не удалось решить при первой попытке.

“Записки из Мертвого дома”, в которых Достоевский в художественной форме предлагает читателю свои наблюдения из Омского острога, содержат немало удивительных примеров как добра, так и зла в человеке. В произведениях, появившихся по возвращении из ссылки, мы можем проследить за тем, как развиваются в его творчестве способы изображения этих двух противоположных нравственных качеств, воплощенных в героях романов. Особенностью Достоевского

___________________________

© Эгеберг Э., 1998

 

386

среди писателей реализма является его тяготение к изображению крайних проявлений добра и зла. Как известно, портреты зла в искусстве удаются гораздо чаще, чем изображения добра, относится это и к творчеству Достоевского. Самые яркие фигуры в его романах, безусловно, те, которые являются носителями зла ― от князя Валковского в “Униженных и оскорбленных” до старого Карамазова в его последнем романе. Менее удачны, по мнению большинства критиков, попытки изображения исключительно доброго человека, хотя нет сомнения в том, что Достоевский прилагал столько же усилий в решении этой проблемы, как и в поисках способов изображения зла.

“Идиот” и “Село Степанчиково” объединяет то обстоятельство, что именно в этих двух произведениях мы находим наиболее тщательно созданных носителей добра: полковника Ростанева и князя Мышкина. Но не только эти два главных персонажа обладают общими чертами, но и композиция романов имеет много сходного. Как в “Селе Степанчикове”, так и в “Идиоте” действие романа определяется любовной интригой, хотя слово “любовь” в обоих случаях следовало бы заменить словом “желание”, причем это желание сопряжено со стремлением к власти над другим человеком. Настоящая любовь, без корысти, тоже есть в обоих романах, но она вытеснена на задний план.

Далее, в обоих романах действие начинается с того, что в кругу знакомых людей появляется новое лицо, пока не приобщенное к отношениям между этими людьми. Приходом этого нового лица ― племянника полковника в “Селе Степанчикове”, князя Мышкина в “Идиоте” ― разряжается напряжение, накопленное в более или менее замкнутом кругу. Конец же действия романов означает исчезновение изначальной напряженности ― в “Селе Степанчикове” она отменяется вступлением в брак положительного героя (полковника), в “Идиоте” же ― новым проявлением болезни князя, лишающим его всех надежд на свадьбу. После окончания действия, в строгом смысле слова, в обоих романах имеется эпилог, где повествуется о дальнейших судьбах персонажей.

Эти сходства двух романов часто затемняются большими различиями, разделяющими их. Излишне указывать на все эти несовпадения; назовем только наиболее важные из них: большая идейная нагрузка более позднего произведения, разный тип повествования (от 1-го и 3-го лица), более обширный круг лиц в “Идиоте”. Тем не менее кажется, что общие

 

387

черты композиции намекают на некую общность в замысле автора, в его взгляде на “доброго” героя своих романов.

С другой стороны, сразу видно, что полковник Ростанев и князь Мышкин ― разные, порой даже противоположные попытки решения проблемы “положительно прекрасного человека”. Так, по наружности полковник и князь ― очень несходные типы. Егор Ильич Ростанев ― не только хороший человек, он также хорош собою:

наружности он был богатырской: высокий и стройный, с румяными щеками, с белыми,

как слоновая кость, зубами, с длинным, темно-русым усом, с голосом громким,

звонким и с откровенным, раскатистым смехом1.

Принимая во внимание время действия романа, можно предположить, что гусары Ростанева принимали участие в кампаниях тех лет.

Наружность князя Мышкина, описанная на первых страницах “Идиота”, резко отличается от образа полковника. Тут никакого избытка здоровья нет:

обладатель плаща с капюшоном был молодой человек, тоже лет двадцати шести или двадцати

семи, роста немного повыше среднего, очень белокур, густоволос, со впалыми щеками и с

легонькою, востренькою, почти совершенно белою бородкой. Глаза его были большие,

голубые и пристальные; во взгляде их было что-то тихое, но тяжелое, что-то полное того

странного выражения, по которому некоторые с первого взгляда узнают в субъекте падучую

болезнь. Лицо молодого человека было, впрочем, приятное, тонкое и сухое, но бесцветное, а

теперь даже досиня иззябшее (VIII, 6).

Тут не только намек на болезнь, она даже ― уже при первой встрече с князем ― называется. Следует обратить внимание и на разность в гамме красок:у полковника краски полные,теплые (румяный, темно-русый), тогда как у князя они являются бледными, холодными (белокурый, белый, голубой, бесцветный, синий). Как для полковника Ростанева, так и для князя Мышкина краски, упоминаемые в их описании, ассоциируются с остальными качествами того и другого человека, в первую очередь с их состоянием здоровья. Но и состояние здоровья, в свою очередь, связано с духовным обликом героев.

Учитывая то обстоятельство, что у одного героя Достоевский подчеркивает его крепкое здоровье, тогда как у второго

___________________

1 Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений: В 30 т. Л., 1972-1990. Т. III. С. 5. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома ― римской цифрой и страницы ― арабскими.

 

388

выделяет его болезнь, можно ожидать, что они представляют собою два разных типа абсолютно доброго человека: активного и пассивного. Но на самом деле отношения этих двух героев сложнее: не только князя Мышкина, но и полковника Ростанева следует скорее всего отнести к разряду пассивных представителей добра. Эта особенность полковника сообщается читателю в самом начале романа, до описания его наружности:

Есть натуры решительно всем довольные и ко всему привыкающие; такова была именно

натура отставного полковника. Трудно было себе представить человека смирнее и на все

согласнее (III, 5).

О том, как мог такой уступчивый человек командовать полком, читатель может лишь угадывать.

Имением Степанчиковым, однако, командует не он, а его приживальщик Фома Фомич Опискин. Это господство основывается не на физическом или экономическом превосходстве, а осуществляется исключительно нематериальными, нравственными средствами, отчего все положение, царившее в имении, кажется приехавшему племяннику Ростанева абсурдным. “Однако здесь что-то похоже на бедлам, ― подумал я про себя, сходя вниз” (III, 42) ― вот какими словами заканчивается третья глава романа; подобные окончания имеются и в нескольких других главах, а замечания того же содержания разбросаны по всему тексту. В течение развертывания действия не только разряжаются разные напряжения в отношениях между персонажами романа; параллельно с этим процессом сами отношения становятся все яснее как для племянника, так и для читателя.

Распределение ролей в “Идиоте” иное. Князь Мышкин соединяет в себе черты, в “Селе Степанчикове” принадлежащие частью полковнику, частью его племяннику. С последним он разделяет функцию пришельца, а с первым ― главные нравственные качества. Поэтому поведение князя Мышкина и полковника Ростанева обуславливается по-разному. Пассивность князя воспринимается читателем не только как следствие его шаткого здоровья, но ― в особенности в первой части романа ― и как результат его незнания настоящего ― и очень сложного ― положения дел. Как племянник полковника, так и князь Мышкин часто оказывается в смущении насчет того, что происходит вокруг него.

Полковник Ростанев, с другой стороны, уже несколько лет живет в своем имении, в которое он, однако, в свое время

 

389

приехал довольно неподготовленным. Когда начинается действие романа, он, несмотря на свое странное поведение, хорошо осведомлен о тонкостях человеческих отношений, определяющих жизнь в Степанчикове. Правда, это не сразу видно, но племянник по разным намекам понимает, что его дядя совсем не слеп и не глух.

Странность поведения полковника мотивируется его неумением действовать на пользу самому себе, его неограниченной бескорыстностью. Этой чертой его характера пользуется сначала его мать, генеральша Крахоткина, потом и Фома Фомич для достижения своих целей. Поскольку бескорыстность полковника абсолютна, любое обвинение в эгоизме в силах остановить его действия. Если роман все же имеет “счастливый конец”, то только потому, что даже искусный мастер манипуляции Фома Фомич один раз допускает промах, обвиняя не только самого полковника, но и его возлюбленную Настасью Ежевикину. Освобожденный от обвинения в эгоизме, полковник немедленно проявляет ту энергию, которая ожидается от человека в его звании, тем самым обеспечивая счастливый исход любовной интриги.

Публикуя “Село Степанчиково”, Достоевский возлагал на него очень большие надежды. Но затем он сознался в том, что у романа есть свои недостатки; однако, по его словам, “в нем есть два огромных типических характера” (III, 500). Сомнения нет в том, что автор намекает на Фому Фомича и полковника Ростанева, первый из которых стоит особняком в творчестве Достоевского, тогда как у второго есть точки соприкосновения с героем романа “Идиот”.

“Село Степанчиково” является комическим романом, в чем можно найти оправдание односторонности ― абсолютной доброты ― характера полковника. В “Идиоте” тоже встречается немало комического, но в целом “Идиот” является романом другого типа, где от центрального героя требуется не крайняя односторонность. Достоевский, кажется, учитывает предписания основоположника английского романа Генри Филдинга во вступительной части его “Истории жизни покойного Джонатана Уайльда Великого”, противопоставлявшего “совершенно дьявольский характер” и “несовершенный человеческий характер”2. Но не желая снизить нравственное достоинство

______________________

2 Fielding, Henry. Collected Works I-XVI. NewYork, 1967. T. II. P. 4. ― В этом сопоставлении следует подчеркнуть не слово “дьявольское”, а противопоставление “несовершенное” и “человеческое” “совершенному” и “нечеловеческому”.

 

390

князя Мышкина, Достоевский лишает его той идеальной наружности, которой мог радоваться богатырского сложения полковник.

Егор Ильич Ростанев ― идеальный человек как физически, так и в отношении нравственных качеств. Тут его совершенство проявляется в строгом ― но свободном, непринужденном ― соблюдении безоговорочных требований Нагорной проповеди, о котором говорится уже на первой странице романа:

Если б его вздумали попросить посерьезнее довезти кого-нибудь версты две на своих

плечах, то он бы, может быть, и довез; он был так добр, что в иной раз готов был

решительно все отдать по первому спросу и поделиться чуть не последней рубашкой с

первым желающим (III, 7).

Ср.: “И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два” (Мф. 5:40-41).

В “Селе Степанчикове” Достоевский как бы предвосхищает черты более позднего Толстого; нельзя забывать, что стих, предшествующий заповеди о рубашке и двух поприщах, содержит слова: “не противься злому”. Позже Достоевский, однако, ищет другой путь, создавая тип князя Мышкина не как совершенного человека, а более или менее по образу самого Христа. Но хотя полковник-богатырь, таким образом, в конце 60-х годов уже является пройденным этапом в художественном развитии Достоевского, его цветущее здоровье в последней попытке писателя создать идеального героя опять появляется, сочетаясь с чертами князя Мышкина “в образе румяного и крепкого (абсолютно здорового) юноши”3 Алеши Карамазова.

_____________________

3 Иванов В. В. Юродивый герой в диалоге иерархий Достоевского // Евангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков. Петрозаводск, 1994. С. 207.




Просмотров: 414; Скачиваний: 5;