Черепанова Н. В. Этнопоэтические аспекты перевода драмы Ф. Шиллера "Дон Карлос" М.М. Достоевским // Проблемы исторической поэтики. 2001. Т. 6, URL: http://poetica.pro/journal/article.php?id=2630. DOI: 10.15393/j9.art.2001.2630


Проблемы исторической поэтики


УДК 001

Этнопоэтические аспекты перевода драмы Ф. Шиллера "Дон Карлос" М.М. Достоевским

Черепанова
   Н В
Петрозаводский государственный университет
Ключевые слова:
Ф. Шиллер
"Дон Карлос"
М. М. Достоевский
русификация перевода
Аннотация: В своем переводе М. М. Достоевский хотел представить Шиллера русскому читателю так, чтобы тот воспринял действие драмы не отстраненно, а лично, затрагивая его личные моральные установки. Появление в русском тексте “Дон Карлоса” таких выражений, как “православная вера”, “триединая вера”, “поп”, было особенностью перевода – сознательной русификацией подлинника.

Текст статьи

М. М. Достоевский, старший брат Ф. М. Достоевского, известен скорее как литературный критик и редактор издаваемых братьями Достоевскими журналов «Время» (1861—1863) и «Эпоха» (1863—1864). Однако когда в 1853 г. на страницах «Современника» появилось объявление о подготовке издания «Полного собрания сочинений Шиллера в переводах русских писателей», с которым выступил известный переводчик и издатель иностранных поэтов в России Н. В. Гербель, то предложенные М. М. Достоевским переводы «Дон Карлоса» и «Разбойников» были отобраны как лучшие.

Впервые «Дон Карлос» Шиллера в переводе М. М. Достоевского был опубликован в 1848 г. в журнале «Библиотека для чтения» (№ 2—5), несмотря на то, что уже осенью 1844 г. М. М. Достоевский подготовил его к печати. Ф. М. Достоевский был первым, кому переводчик отослал свою рукопись, ведь именно брату принадлежала идея самого перевода1. Через несколько дней он получил ответ: «Перевод весьма хорош, местами удивительно хорош, строчками плох; но это оттого, что ты переводил наскоро. Но, может быть, всего-то пять, шесть строчек дурных <…> Всего досаднее, что местами ты вставлял иностранные слова, н<а>п<ример> комплот. Этого допустить нельзя. Также (впрочем, я не знаю, как в подлиннике) ты употребляешь слово сир. Сколько мне известно этого слова в Испании не было, а употреблялось только в Западной Европе в государствах нормандского происхождения. Но это всё пустяки

_______

© Черепанова Н. В., 2001

1 В апреле 1844 г. Федор Михайлович предлагает брату срочно перевести «Дон Карлоса» Шиллера и сообща, «на свой счет», немедленно напечатать, ибо «перевод Дон Карлоса будет отрадною новостью в литературе» (Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений: В 30 т. Т. 28. Кн. 1. Л., 1985. С. 88).

 

329

сущие. Перевод удивительно как хорош. Лучше чем я ожидал»2. Замечания брата были учтены Михаилом Михайловичем в позднейших вариантах перевода. Так, слово «Сир» он заменил словом «Государь». Примечательно, что Ф. М. Достоевский обратил внимание на неточность в употреблении слова «Сир» переводчиком, поскольку считал, что данный титул применим только «в государствах нормандского происхождения». В подлиннике же действительно не раз встречается такое обращение к испанскому королю. И если это было ошибкой, то, безусловно, ошибкой самого Шиллера, которую переводчик не должен исправлять3.

В переводе М. М. Достоевского встречаются и другие неточности, которые Ф. М. Достоевский не заметил или не придал им особого значения. В данном случае речь идет, во-первых, о расхождении с подлинником, а во-вторых, о нарушении национального колорита.

Действие драмы происходит в Испании, католической стране, это в первую очередь должно отразиться в переводе, тем более что на фоне основного политического конфликта Шиллер хотел показать и ту усугубляющую роль католической церкви в государстве, которую она играет, вставая на защиту не отдельного человека, а правящей власти. Перевод же М. М. Достоевского порой вводит читателя в заблуждение. Так, в одной из своих речей герцог Альба, уже получив приказ от короля ехать в Брюссель для усмирения бунта, пытается доказать Дону Карлосу, что выбор государя пал на него не случайно, что эту честь он заслужил, не раз участвуя в сражениях и усмиряя непокорных чужеземцев:

ALBA: Dies Schwert

Schrieb fremden VЪlkern spanische Gesetze

Es blitzte dem Gekreuzigten voran

Und zeichnete dem Samenkorn des Glaubens

Auf diesem Wetteil blutge Furchen vor:

Gott richtete im Himmel, ich auf Erden…4

_______

2 М. Достоевский — М. М. Достоевскому. Петербург, 30 сентября 1844 г. // Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Т. 28. Кн. 1. С. 99.

3 Ср.: фр. «Sire» (сокращение от Seigneur) употребляется вместо титула «Ваше Величество» (Энциклопедический словарь /Изд. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Т. 63. М., 1991. С. 404).

4 Schiller F. Don Karlos. Infant von Spanien // Schillers Werke in fЯnf BКnden. Bd. III. Weimar, 1961. S. 58. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием страницы после цитаты. Курсив везде наш.

 

330

Ср.:

АЛЬБА: Вот этот меч народам чужеземным

Предписывал закон; он грозою

Блистал перед распятьем; он провел

Борозд кровавых много на земле

К посеву зерен православной веры

Бог на небе судил, я — на земле…5

М. М. Достоевский переводит «spanischeGesetze» как «законы», опуская определение «испанские», однако этот пропуск восполняется контекстом и мы понимаем, что герцог — подданный Испанской короны. Далее читаем: «…он провел / Борозд кровавых много на земле / К посеву зерен православной веры». В подлиннике же дословно: «И указывал (меч) семенному зерну веры / Кровавые борозды в этой части света». В оригинале слово «вера» употребляется без какого-либо определения, М. М. Достоевский же конкретизирует: «православной веры». Несомненно, М. М. Достоевский знал, что Испания — католическая страна. Возможно, что «православная вера» в данном контексте употребляется в значении вера «правая, настоящая, справедливая». Таким образом, это дополнение творческого характера.

Подобная переводческая практика характерна и для Ф. М. Достоевского, который в своем переводе «Евгении Гранде» О. Бальзака также очень часто подменяет французские реалии русскими. Евгения ходит к обедне и вечерне6. Порой Ф. М. Достоевский меняет смысл оригинала, усиливая в переводе христианскую идею романа7.

В X явлении V действия происходит решающая встреча короля с Великим Инквизитором. Филипп II, разгневавшись на инквизитора за то, что тот дерзко отвечает ему, называет Великого Инквизитора в русском переводе попом. В оригинале этому соответствует нем. Priester, что означает «священник, проповедник, жрец». Как известно, в русской

_______

Текст М. Достоевского цитируется по изданию: Шиллер Ф. Дон Карлос, инфант Испанский // Полное собрание сочинений Шиллера в переводе русских писателей. 7-е изд. Т. 1. СПб., 1893. С. 336. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием страницы после цитаты. Курсив везде наш.

6 Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений: Канонические тексты. Петрозаводск, 1995. Т. I. С. 543.

7 См. об этом: Шкарлат С. Н. О переводе Ф. М. Достоевским романа «Евгения Гранде» О. де Бальзака //Евангельский текст в русской литературе XVIII—XX веков. Вып. 2. Петрозаводск, 1998. С. 303—310.

 

331

традиции поп — это православный священник. Иногда такое обращение звучит несколько уничижительно. Именно этим и оперировал М. М. Достоевский в переводе. Филипп призвал к себе Великого Инквизитора, чтобы просить совета у него и верой оправдать свои действия. Но Великий Инквизитор горд, он упрекает короля в его несправедливом отношении к церкви. Король не в силах больше править в одиночку, и час отмщения церкви настал. Филипп уязвлен и оскорблен, он просит:

KÖNIG: NichtdieseSprache! MКIigedich, Priester!       (213)

Ср.:

КОРОЛЬ: Не говори так дерзко, поп! Язык свой удержи! (400)

Обращает на себя внимание перевод нем. «heiliger Glauben» («святая вера») как «вера триединая», «groIes Wort» («великое слово») как «святое слово», «wie dein Gebet» («как твоя молитва») — «как теплая молитва перед Богом», «sanftes Herz» («кроткое сердце») как «святое сердце».

М. М. Достоевский не раз в своем переводе опирается на русскую православную традицию, пытаясь вызвать нужный эффект у читателя. Как правило, он всегда точно передает все тропы оригинала, будь то метафора, метонимия или синекдоха. Но в том случае, когда конкретный троп оригинала ни о чем не говорит русскому читателю, переводчик заменяет этот троп на более доступное понятие. Так, в оригинале Дон Карлос, обращаясь к духовнику своего отца Доминго, напоминает ему о кардинальском сане, обещанном королем своему подданному. Принц не прямо говорит об этом, он называет лишь цвет кардинальской мантии — пурпур. М. М. Достоевский переводит немецкое «Purpur» как «мантия»:

CARLOS:                                                LassenSie

Das meinen Vater das nicht merken. Sonst

Sind Sie um Ihrer Purpur.                                    (9)

                                                      Nun ja.

Versprach er Ihnen nicht den ersten Purpur,

Den Spanien vergeben wЯrde?                            (9)

Ср.:

КАРЛОС:                                                Берегитесь,

Чтоб мой отец об этом не проведал:

Тогда проститесь с мантией.                            (316)

Да так. Не обещал ли мой отец

Вам мантии при первой же раздаче?              (316)

 

332

М. М. Достоевский старается быть верным оригиналу. Он точно передает форму и стиль подлинника, воссоздает ритмический рисунок драмы Шиллера; несмотря на это, в переводе есть пропущенные места.

«Дон Карлос» известен в нескольких редакциях. В течение пяти лет (1782—1787) Шиллер работал над драмой. За это время первоначальный замысел был полностью изменен. Семейный конфликт в испанском королевском доме и стремление отомстить «изображением инквизиции за поруганное человечество»8 отошли на второй план, появился новый герой, Маркиз Поза. Трагедия отцов и детей переросла в трагедию политическую. Первые три действия драмы появились уже в 1785 г. на страницах журнала «Рейнская Талия». Они значительно отличались от конечного варианта драмы9. В 1785—1786 годах поэт исключил из пьесы наиболее острые антиклерикальные места10. Окончательный вариант он опубликовал в июле 1787 г. в лейпцигском издании Göschen под названием «Дом Карлос. Инфант Испании». В дальнейшем Шиллер сам переработал драму для сцены. Здесь было два варианта: в прозе и в стихах. При жизни Шиллера «Дон Карлос» переиздавался еще два раза: в 1801 г. и 1805 г. Подготавливая текст к печати, Шиллер сократил число стихов: 1787 г. (6282 ст.), 1801 г. (5448 ст.), 1805 г. (5370 ст.)11.

_______

8 Ср. из письма Шиллера к Рейнвальду от 14 апреля 1783 г.: «Кроме того, я считаю своим долгом отомстить в этой пьесе своим изображением инквизиции за поруганное человечество, пригвоздить к позорному столбу ее гнусные деяния» (Шиллер Ф. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 7. М., 1957. С. 50).

9 См. обэтом: Benno von Wiese. Friedrich Schiller. Stuttgart, 1978. S. 248—253.

10 Антикатолическая тема драмы была теснейшим образом связана с событиями в Пфальц-Баварском княжестве, где Шиллер жил в 1783—1784 гг. В 1773 г. папа официально запретил иезуитский орден, однако пфальц-баварский курфюрст, Карл Теодор, предоставил иезуитам убежище и доверил им политические и цензурные функции. Замысел драмы Шиллера строился по принципу исторической аналогии. Так, прототипом Доминго, духовника короля Филиппа, был исповедник Карла Теодора патер Франк. Однако уже в издании 1787 г. Шиллер исключил стихи драмы, которые прямо задевали лично патера Франка.

11 Ср.: «Schiller hat seinen “Carlos” selbst für die Bühne bearbeitet und auch die späteren Druckfassungen noch weiter beschnitten, so die von 1801, die 1805 noch einmal von ihm durchgesehen wurde» (Anmerkungen // Schillers Werke in fänf Bänden. Bd. III. S. 292).

 

333

Пропуски в переводе М. М. Достоевского носят, на наш взгляд, исключительно субъективный характер. Анализ проводился на основе последней, самой краткой редакции драмы 1805 года. Однако в русском тексте «Дон Карлоса» непереведенными порой остаются и те стихи, которые существуют в тексте подлинника последней редакции. Достоевский скорее всего переводил последнюю редакцию драмы 1805 года, поскольку более краткой редакции в текстологической истории драмы нет.

В основном переводчик выпускал небольшие вводные и придаточные предложения. Подобных пропусков довольно много. Иногда М. М. Достоевский пропускает значительные фрагменты текста. Например, во II действии (XI явление) из реплики Принцессы Эболи непереведенными остаются следующие 7 стихов:

                                                          (Sie haben

Nicht teil an dieser Sände). Auch wahrhaftig

Die Kirche nicht; obschon Sie mir bewiesen,

Daß Fälle möglich wäre, wo die Kirche

Sogar die Körper ihrer jungen Töchter

Für höhere Zwecke zu gebrauche wüßte.

Auch diese nicht — Dergleichen fromme Gründe,

Ehrwürdger Herr, sind mir zu hoch…12                      (83)

Принцесса Эболи, отвергнутая Карлосом, призывает духовника короля, чтобы сообщить ему свое согласие стать фавориткой Филиппа. Пропущенные строки во многом объясняют ее поведение, здесь содержится нелестный отзыв принцессы о роли католической церкви в своднических делах при дворе. Эболи с презрением говорит об этом. Но Доминго оставляет все намеки в стороне, радуясь своему успеху.

_______

12                                          (…вы к этому греху

Нисколько не причастны), церковь тоже.

Хотя вы мне наглядно показали,

Что церковь, если надобность случится,

Приносит в жертву неким высшим целям

Тела своих прекрасных дочерей,

Однако суть не в том, святой отец,

До высших побуждений благочестья

Покуда я не доросла.

(Шиллер Ф. Дон Карлос // Шиллер Ф. Собр. соч.: В 7 т. Т. 2. С. 102--103. Перевод В. Левика).

 

334

Хотя Шиллер в процессе работы над пьесой исключил наиболее острые места, направленные против церкви, все же драма отражает его резко отрицательное отношение к католицизму и его роли при дворе.

В V действии (X явление) М. М. Достоевский не переводит 6 стихов из реплики Великого Инквизитора, где речь идет об укрывательстве Филиппом Маркиза Позы от суда инквизиции:

                                                          Spielt

Man so mit uns? Wenn sich die Majestät

Zur Hehlerin erniedricht — hinter unserm Rücken

Mit unsern schlimmsten Feinden sich versteht,

Was wird mit uns? Darf einer Gnade finden,

Mit welchem Rechte wurden Hunderttausend

Geopfert?13                                                    (210)

Известно, что перевод «Дон Карлоса» подвергся особому рассмотрению Санкт-Петербургского цензурного комитета. Цензуру не устроило то, что «в настоящей книге есть некоторые рукописные дополнения в переводе из оригинала, которых в прежнем издании не доставало и в которых встречаются слишком выдающиеся речи…»14. Доклад о переводе «Дон Карлоса» на заседании цензурного комитета делал цензор Бекетов, а к заявлению в Главное управление цензуры прикладывалась «Выписка мест, подлежащих исключению при допущении к напечатанию…». В основном цензурные замечания коснулись 10-й сцены III действия, где в разговоре Маркиза Позы с Филиппом II объединяются все политические и социальные идеи драмы Шиллера. Исключались резкие высказывания против монархии или даже малейшие намеки на них. 10-я сцена V действия рассматривалась не только в Санкт-Петербургском цензурном комитете, но и в канцелярии министра народного просвещения.

_______

13 Иль вы играли с нами? Если кесарь,

Свой сан до укрывательства унизив

И долг презрев, спознается с врагом, —

Что будет с нами? Там, где хоть единый

Помилован, ужель мы будем вправе

Десятки тысяч предназначить в жертву?

(Шиллер Ф. Дон Карлос // Шиллер Ф. Собр. соч.: В 7 т. Т. 2. С. 263—264. Перевод В. Левика).

14 Цит. по: Цензурная история «Дон Карлоса» в переводе М. М. Достоевского (Сообщение Г. Ф. Коган) // Фридрих Шиллер: Статьи и материалы. М., 1966. С. 324.

 

335

«В этой <…> сцене находится знаменитый ответ Великого инквизитора, замечательнейшее место во всей трагедии, — пишет цензор Комаровский в докладе министру просвещения Норову. — Королю, неудомевающему, может ли сыном жертвовать своей державе, старец напоминает, что сын Божий умер на кресте жертвою Вечному правосудию. Нет никакой причины запретить этот стих. Тут нет ни кощунства, ни изуверства, а просто выражение мрачного, чистосердечного фанатизма <…> Одно только, отзыв Великого инквизитора годится только для чтения, а на сцене в устах актера был бы неприличен, зрящая толпа испугалась бы того, что, конечно, возмутит всякого образованного читателя»15.

После окончания дела о рассмотрении «Сочинений Шиллера в переводе русских писателей» (8 марта 1857 г. — 29 декабря 1859 г.), которое коснулось только перевода «Дон Карлоса», министр просвещения разрешил перевод к печати, но при строгом условии, что все места, указанные цензором, будут исключены. Издатель Н. В. Гербель сохранил список исключенных цензурой мест перевода. В 1864 г. в третьем издании сочинений Шиллера в переводах русских писателей ему удалось дать полный перевод М. М. Достоевского.

Таким образом, пропуски, о которых идет речь в данной статье, никак не связаны с цензурной историей перевода. Должно быть, предполагая трудности цензурного рассмотрения, переводчик намеренно отказался от перевода некоторых мест оригинала16. Вероятно, по этой причине М. М. Достоевский не перевел приводившиеся выше слова Великого Инквизитора о беспощадности суда церкви, поскольку эта мысль принадлежала духовному лицу. Других причин быть не могло. М. М. Достоевский переводил и более сильные высказывания Великого Инквизитора, в том числе его знаменитый ответ королю17.

_______

15 Там же. С. 325.

16 Возможно, именно поэтому М. М. Достоевский в XXI выходе IV действия из реплики Маркиза Позы не перевел 12 стихов. Это было завещание Маркиза своему другу, дону Карлосу, которого он просил исполнить их мечту о лучшем свободном государстве.

17 Король. Создашь ли ты такую веру, / Что защищала бы детоубийство?

Великий Инквизитор. Чтоб умирить святую справедливость, / На древе Божий Сын был распят.

 

336

Примечательно то, что в издании «Собрания сочинений Шиллера в переводе русских писателей» под редакцией С. А. Венгерова 1901 года был также помещен перевод М. М. Достоевского, но с добавлениями и исправлениями Ф. Д. Батюшкова, который восстановил некоторые пропуски в тексте М. М. Достоевского18, однако тоже не все19. Так, например, не были восстановлены пропущенные стихи из реплик принцессы Эболи и Великого Инквизитора.

М. М. Достоевский работал над переводом драмы Шиллера в 1840-х годах. К этому времени утратил свое значение один из ведущих принципов перевода XVIII — начала XIX веков — «склонение на наши нравы». В практике уже господствовал принцип «поэтического перевода», в соответствии с которым пропуски, прибавки, в общем — вольное отношение к подлиннику считалось допустимым. Появление в русском тексте «Дон Карлоса» таких выражений, как «православная вера», «триединая вера», «поп», было сознательной русификацией подлинника. М. М. Достоевский хотел представить Шиллера русскому читателю так, чтобы тот воспринял действие драмы не отстраненно, а всем сердцем, чтобы это затрагивало его личные моральные установки. На эту особенность перевода М. М. Достоевского обратил внимание также Р. Ю. Данилевский. Исследователь заметил, что благодаря переводческой манере М. М. Достоевского — конкретизировать смысл оригинала — перевод разговора Филиппа с Великим Инквизитором делает нравственную коллизию драмы особенно актуальной, как будто слова короля и инквизитора прямо обращены к русскому читателю20.

_______

18 Шиллер Ф. Дон Карлос, инфант Испанский // Собрание сочинений Шиллера в переводе русских писателей. Т. 2. СПб., 1901. С. 8—187

19 Среди восстановленных стихов были и те 12 из реплики Маркиза Позы.

20 Danilevskij R. Ju. Schiller in der russischen Literatur: 18. Jahrhundert — erste Helfte 19. Jahrhundert. Dresden, 1998. S. 318.

 




Просмотров: 494; Скачиваний: 2;