Виноградов И. А. Неизвестные автографы двух статей Н. В. Гоголя о Церкви и духовенстве. К истории издания "Выбранных мест из переписки с друзьями" // Проблемы исторической поэтики. 2005. Т. 7, URL: http://poetica.pro/journal/article.php?id=2665. DOI: 10.15393/j9.art.2005.2665


Проблемы исторической поэтики


УДК 001

Неизвестные автографы двух статей Н. В. Гоголя о Церкви и духовенстве. К истории издания "Выбранных мест из переписки с друзьями"

Виноградов
   Игорь Алексеевич
Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН
Ключевые слова:
Гоголь
автограф
православие
эпистолярное наследие
Аннотация:

В работе публикуются две статьи Гоголя о Церкви и духовенстве в авторской редакции. Это позволяет впервые представить текст его книги "Выбранные места из переписки с друзьями" (1847) в полном объеме без посторонних искажений. На основании архивных источников документально подтверждена догадка самого Гоголя, что в обширных цензурных сокращениях его книги сказалось не противостояние властей художнику, а напротив, интрига либеральной, западнической партии.



Текст статьи

Известно, что впервые книга Гоголя “Выбранные места из переписки с друзьями” была опубликована в 1847 году со значительными цензурными сокращениями1. Были изъяты целые главы этого последнего напечатанного при жизни Гоголя произведения. Исключены были такие письма, как “XIX. Нужно любить Россию”, “XX. Нужно проездиться по России”, не попали в печать: “XXI. Что такое губернаторша”, “XXVI. Страхи и ужасы России”, “XXVIII. Занимающему важное место”. Гоголь в письме к графине А. М. Виельгорской от 6 февраля (н. ст.) 1847 года с горечью сетовал:

Все должностные и чиновные лица, для которых были писаны лучшие статьи, исчезнули вместе с статьями из вида читателей…

Чем объясняется тот факт, что итоговая книга Гоголя, содержание которой тесно связано с тогдашним официальным курсом Министерства Народного Просвещения на укрепление начал Православия, Самодержавия и Народности2, подверглась такому радикальному крещению в цензуре —

_______

* Виноградов И. А., 2005

1 Выбранные места из переписки с друзьями Николая Гоголя. Санктпетербург. В Типографии Департамента Внешней Торговли, 1847. 288 с. — Печатать позволяется с тем, чтобы представлено было в Ценсурный Комитет узаконенное число экземпляров. С.-Петербург, Августа 18-го дня, 1846. Ценсор А. Никитенко.

2 Подробнее о сотрудничестве Гоголя, начиная с 1834 года, с министром народного просвещения С. С. Уваровым см.: Виноградов И. А. Неизвестные автографы Гоголя // Неизданный Гоголь / ИМЛИ РАН. М.: Наследие, 2001. С. 3—38.

 

220

в той самой цензуре, которая состояла по прямому ведомству Министерства Народного Просвещения и в задачи которой входила прямая проверка издаваемых сочинений на соответствие правительственному курсу?

Цензором гоголевской книги был петербургский литератор, профессор словесности Петербургского университета Александр Васильевич Никитенко (1804—1877). Об участии А. В. Никитенко в прохождении “Выбранных мест из переписки с друзьями” в цензуре Гоголь 22 февраля (н. ст.) 1847 года сообщал А. О. Смирновой:

Вся цензурная проделка для меня покаместь темна и не разгадана. Знаю только то, что цензор был, кажется, в руках людей так называемого европейского взгляда, одолеваемых духом всякого рода преобразований, которым было неприятно появленье моей книги.

Как свидетельствуют многочисленные материалы, А. В. Никитенко, действительно, стал главным инициатором запрещения ряда статей в “Переписке с друзьями” — прежде всего статей религиозно-патриотического содержания. Никитенко явился также и одним из первых, для кого христианские взгляды Гоголя, открыто выраженные в новой книге, оказались настолько неприемлемыми, что цензор постарался — еще до публикации книги — бросить на них тень, объявив гоголевское сочинение следствием душевного помешательства автора3.

Г. П. Георгиевский писал о цензурном вмешательстве А. В. Никитенко в текст “Выбранных мест из переписки с друзьями”:

Цензурный экземпляр книги Гоголя4 обнаруживает, каким ущербом для нее было рукоприкладство Никитенки. Не только отдельные слова и строки, но целые отрывки и абзацы зачеркнуты и перекрещены красными чернилами

_______

3 Впоследствии исключенные А. В. Никитенко письма были опубликованы: XXI — в газете “Современность и Экономический Листок” (1860. № 1); XXVI — в “Русском Архиве” (1866) П. И. Бартенева; XIX, XX, XXVIII — в кн.: Полное собрание сочинений Н. В. Гоголя. Второе издание его наследников, пополненное по рукописи автора. (Изд. подгот. Ф. И. Чижовым. Т. 3. М., 1867).

4 Имеется в виду рукопись “Выбранных мест из переписки с друзьями”, хранящаяся в научно-исследовательском отделе рукописей Российской государственной библиотеки в Москве (РГБ, ф. 74, к. 1, ед. хр. 2, 79 лл.).

 

221

цензора. Многие выражения и целые фразы заменены новыми, надписанными красными чернилами. Наконец, рука Никитенки зачеркнула целые письма или главы труда Гоголя, попросту закрестив их целыми листами, или же сделав надпись: “Этой и следующих статей печатать нельзя. А. Н.”. Таким способом исчезли из книги разом 19, 20, 21, 26 и 28 письма или главы, целиком. Цензор поставил свою подпись на каждом листке рукописи, кроме тех листков, которые по решению цензора подлежали изъятию и потому не удостоивались его рукоприкладства5.

Из дел Санкт-Петербургского цензурного комитета также следует, что, помимо указанных статей, к уничтожению Никитенкобылинамечены еще три гоголевских письма, которые, однако, удалось отстоять. Таким образом, “Выбранные места из переписки с друзьями” цензор предполагал сократить более чем на четверть! Подобным цензурным преследованиям не подвергалась никакая другая книга Гоголя.

31 июля 1846 года П. А. Плетнев, занимавшийся в Петербурге, по поручению Гоголя, изданием “Выбранных мест из переписки с друзьями”, писал Я. К. Гроту:

Гоголеву рукопись, не читав, я отдал Никитенке для цензированья. Вчера Никитенко и был поэтому у меня, рассказав, что у Гоголя есть один отрывок: “Завещание”, где он рассказывает, что все, сочиненное им после “Мертвых душ”, он сжег, как недостойное чтения; все, напечатанное прежде, называет нечестием и мерзостию; говорит о своем путешествии в Иерусалим, о своей смерти, о погребении его, словом: нельзя не подумать, что нравственный организм его в странном состоянии6.

Поскольку Плетнев еще не читал к тому времени рукопись “Выбранных мест из переписки с друзьями”, он и не

_______

5 Георгиевский Г. П. “Выбранные места из переписки с друзьями”: Рукопись Н. В. Гоголя, с цензурной правкой А. В. Никитенко // Записки отдела рукописей / Гос. библиотека СССР имени В. И. Ленина. Вып. XI: Н. В. Гоголь. И. А. Гончаров; Ред. Н. Л. Мещерякова (сборник подготовлен к печати в 1941 г., остался неизданным; РГБ, ф. 217, к. 7, ед. хр. 1, л. 48 об., 49).

6 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 2. СПб., 1896. С. 814. Позднее, 24 февраля 1852 года, А. В. Никитенко, узнав о смерти Гоголя, писал: “Очевидно, Гоголь находился под влиянием мистического расстройства духа, внушившего ему несколько лет тому назад его «Письма», наделавшие столько шуму” (Никитенко А. В. Дневник: В 3 т. Т. 1. [Б. м.], 1955. С. 346).

 

222

мог ничего по существу возразить цензору. Вопреки заявлениям Никитенко, никакого “отречения” Гоголя от его прежних сочинений в новой книге не было. Из слов Гоголя о “бесполезности всего”, доселе им напечатанного, этого отнюдь не вытекало. Анонимный рецензент “Литературной Газеты” не случайно недоумевал по поводу упоминания Гоголем в одном из писем о Плюшкине:

…Гоголь говорит, что он заставит своего Плюшкина рассказывать удивительные вещи, если доберется до третьего тома Мертвых Душ. А в предисловии… этот же автор отказывается от всего, что им было… написано. Как согласить это?7

Гоголь был огорчен малым воздействием своих произведенийнасовременников в нравственном отношении, и потому считал написанное им не вполне удавшимся:

Намеренье мое было доброе… одна моя поспешность и торопливость были причиной тому, что сочинения мои предстали в таком несовершенном виде и почти всех привели в заблуждение насчет их настоящего смысла.

С. П. Шевырев, комментируя в 1848 году слова Гоголя о “бесполезности всего”, им напечатанного (и имея в виду в первую очередь западника В. Г. Белинского), также замечал:

Ясно, что те самые люди, которые не поняли смысла его сочинений и начали ложный путь в нашей литературе, думая вести его от самого Гоголя, всего ближе навели его на ту мысль, что сочинения его были до сих пор бесполезны для большинства и что ему понадобилось снять с души хотя часть суровой за то ответственности. <…> Если бы он сам сознал отсутствие пользы во всем им написанном, то не выдал бы вслед за “Перепискою” второго издания “Мертвых душ”8.

В письме к П. А. Плетневу от 6 ноября 1846 года Шевырев указывал в этой связи и на намерение Гоголя выпустить новое издание “Ревизора”9. Сам Гоголь 28 августа (н. ст.) 1847 года писал С. Т. Аксакову:

_______

7 Выбранные места из переписки с друзьями Николая Гоголя (продолжение) // Литературная Газета. 1847. 30 янв. № 5. С. 73—75.

8 Шевырев С. Выбранные места из переписки с друзьями Н. Гоголя // Москвитянин. 1848. № 1. [Отд. 2]. С. 8.

9 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 3. С. 962.

 

223

К чему вы также повторяете нелепости, которые вывели из моей книги недальнозоркие, что я отказываюсь в ней от званья писателя, переменяю призванье свое, направление и тому подобные пустяки?

О том, что в словах Гоголя о “бесполезности всего”, им напечатанного, не было “отречения” от своих произведений, свидетельствует, в частности, и факт чтения Гоголем осенью 1851 года “Ревизора” артистам Малого театра, а также само намерение писателя переиздать в начале 1850-х годов собрание своих сочинений.

Тем не менее Никитенко сразу по прочтении гоголевского “Завещания” поспешил поставить вопрос об исключении первой главы из книги Гоголя. В этом он, однако, не был поддержан другими членами Санкт-Петербургского Цензурного Комитета. Согласно выписке из журнала заседания комитета, обсуждение главы “I. Завещание” состоялось 13 августа 1846 года:

В заседании Комитета 13 августа 1846 года слушали: представленное на разрешение Комитета Г. Ценсором Экстраординарным профессором Никитенкой из сочинения Гоголя, под названием: отрывки из писем, место заключающее в себе духовное  завещание автора, которое только по необыкновенности своего содержания обратило на себя особенное внимание ценсора. Ценсурный Комитет, находя, что это не есть какой-либо оффициальный акт, составленный по предписанным формам, а просто литературное произведение в роде мемуара, определило упомянутое место дозволить к напечатанию. Подлинный подписали Гг. присутствовавшие Комитета. Скрепил Секретарь Семенов10.

Потерпев неудачу с “Завещанием”, Никитенко, однако, отступать не собирался. Наиболее показательным во всей этой истории является запрещение им тех статей Гоголя, само заглавие которых говорит за себя. 23 октября 1846 года Плетнев сообщал Гроту:

Был тоже тщетно у Никитенки за третьею тетрадкой писем Гоголя11.

В третьей тетради находились письма XV—XXI, в том числе “Нужно любить Россию”, “Нужно проездиться

_______

10 О рукописях и статьях, разрешенных ЦенсурнымКомитетом к печатанию.Начато4 января1846.Кончено26ноября1846(РГИА, ф. 777: Санкт-Петербургский Цензурный комитет, оп. 1, ед. хр. 1879, л. 14).

11 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 2. С. 843.

 

224

по России”, “Что такое губернаторша”, исключенные Никитенко. Умалчивая о подлинных причинах своей неприязни к этим статьям Гоголя, Никитенко выдвинул для их обсуждения в Цензурном Комитете основания для запрета самые благонамеренные (как этого и следовало ожидать от чиновника, служащего по ведомству Министерства Народного Просвещения).

Сохранилась выписка из журнала заседания Цензурного Комитета от 29 октября 1846 года, сообщающая о том, как происходило дело:

В заседании Санктпетербургского Ценсурного Комитета 29го Октября 1846 года СЛУШАЛИ: Представленные на разрешение Комитета Г. Ценсором Статским Советником Никитенкой отрывки из писем к друзьям Гоголя.

1. Нужно любить Россию.

2. Нужно проездиться по России.

3. Что такое Губернаторша.

В этих отрывках с одной стороны автор обращается к таким частностям характера и обстоятельствам лиц, к коим пишет, что можно усумниться, приятно ли им будет обнародование подобных узаконений на их быт, отношения и действия, а с другой стороны помянутые отрывки заключают в себе многие мысли, хотя с добрым намерением излагаемые, но касающиеся таких общественных предметов, о которых частному лицу едва ли прилично говорить тоном столь догматическим. Автор как будто считает себя уполномоченным, обращая внимание на разные оффициальные и общественные беспорядки, предлагает свои меры то к их изменению, то к улучшению. Сочинение его уже не есть общая картина вещей, дозволенная нравописателю и сатирику, а какое-то почти оффициальное изображение разных определенных сторон и случаев в нашем гражданском быту и по службе. Конечно, не вся статья от начала до конца содержит в себе подобные заметки, но отделить их от других мест, не подающих повода ни к каким ценсурным сумнениям, часто бывает совершенно невозможным по связи одних с другими и по самой принятой автором форме писем, в которой он не держится строгого порядка в распределении и переходах своих мыслей. Ценсурный Комитет, выслушав некоторые места из статей Г. Гоголя и убедясь в справедливости замечаний, рассматривающего их ценсора, определил: Статьи под названием: 1. Нужно любить Россию; 2. Нужно проездиться по России; и 3. Что такое Губернаторша, не дозволять к напечатанию. Подлинный подписали

 

225

Гг. присутствовавшие Комитета. Скрепил Секретарь Семенов12.

Узнав об этом решении, П. А. Плетнев предпринял все возможные усилия, чтобы спасти гоголевские письма от уничтожения. Он отправил три запрещенных письма Гоголя Государю Наследнику Александру Николаевичу в надежде, что тот своей властью разрешит печатание. 1 ноября 1846 года Плетнев извещал С. П. Шевырева:

Во второй тетради (следует: в третьей тетради. — ИВ.) Никитенко вовсе исключил три письма. Это меня привело в отчаяние. Министра13 нечего и просить. Он вообще недоверчив к тем людям, которые желают его противопоставить течению установленного им порядка. Чтобы разом разрезать этот узел, я при своем письме отправил сегодня эти три письма Гоголя прямо к Наследнику. Не знаю, что из этого выйдет. Между тем у Никитенко еще три тетрадки14.

Ходатайство у Наследника не привело к желаемому результату. 4 ноября 1846 года Плетнев писал Никитенко:

Из третьей тетради непропущенные вами три письма, на днях был мне случай читать в<еликому> к<нязю> Наследнику. Его Высочество совершенно согласен с нами, что это хоть и интересно и написано в добром духе, но тут так много частного и домашнего, хоть и без имен, что лучше не печатать это15.

Об отзыве Наследника Александра Николаевича Плетнев сообщал также в письме к Гроту от 6 ноября:

Наследник пригласил меня в понедельник <4 ноября> в Зимний дворец. Был со мною очень любезен. Про письма Гоголя сказал, что лучше не печатать непропущенное, ибо

_______

12 Дело 1846 г. О рукописях, недозволенных и запрещенных Ценсурным Комитетом по докладам Гг. Ценсоров. Нач. 22 января. Конч. 31 декабря. На 15 л. (РГИА, ф. 777: Санкт-Петербургский цензурный комитет. оп. 1, ед. хр. 1888, л. 11).

13 Имеется в виду С. С. Уваров

14 Н. В. Гоголь: Материалы и исследования. Т. 1. М.; Л., 1936. С. 165. 2 ноября 1846 года об отправке трех писем Гоголя Наследнику П. А. Плетнев извещал также Я. К. Грота: “Всю пятницу <1 ноября> провел я за письмами. Послал на прочтение Наследника три письма Гоголя, не пропущенные Никитенкою” (Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 2. С. 848).

15 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 1. С. 167.

 

226

много в этом частностей и мелочей, хотя сам он и читал с большим любопытством16.

Таким образом Никитенко достиг своей цели. А тем временем вокруг еще не вышедшей книги в обществе была развернута целая кампания по подготовке публики к негативному восприятию нового гоголевского сочинения. 1 ноября 1846 года Плетнев сообщал Шевыреву:

Вы удивляетесь, как посторонние узнают о делах цензуры. Да у нас все эти г-да цензоры тем только и живут, что пересказывают о предметах, которые кому-нибудь желательно скрыть до времени. Я знаю, что у Никитенка в те дни, в которые сбирается к нему ватага его, читали Гоголя в рукописи, присланной на цензирование17.

Шевырев отвечал Плетневу из Москвы:

Никитенко потерял и последнее достоинство в глазах моих. Я считал его благородным цензором и благородным человеком, но он, как видно, ни то, ни другое. Какое же право он имел оглашать рукописи, которые вверяются ему для прочтения? <…> С одной стороны Никитенко притесняет Гоголя, а с другой — он и его ватага распускают и в Петербурге и в Москве самые странные о нем слухи. <…> Здесь уже хоронят его литературный талант; говорят, что он отказывается от всех своих сочинений, как от грехов (хотя и печатает вторым изданием “Мертвые Души” и “Ревизора”); посягают даже на благородство его мнений. Не говорю уже о дальнейших толках, что он подпал влиянию иезуитов, что он сошел с ума. <…> Источник всего этого главный — собрания у Никитенки. <…> Я понимаю, что решительное изъявление мнений, которые в нем <Гоголе> не новы, но только созрели, могло озлобить всю эту партию… но я никак не мог вообразить, чтобы она могла унизиться до таких подлых против него действий (письмо от 6 ноября 1846 года)18.

Ф. М. Достоевский (начинавший, как известно, свою писательскую карьеру в кругу Белинского) 5 сентября 1846 года писал брату из Петербурга:

Я тебе ничего не говорю о Гоголе, но вот тебе факт.
В “Современнике” в следующем месяце будет напечатана статья Гоголя — его духовное завещание, в которой он отрекается от всех своих сочинений и признает их бесполезными и даже более. Говорит, что не возьмется во всю жизнь за

_______

16 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 2. С. 851.

17 Н. В. Гоголь: Материалы и исследования. Т. 1. С. 165

18 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 2. С. 962.

 

227

перо, ибо дело его молиться. Соглашается со всеми отзывами своих противников. Приказывает напечатать свой портрет в огромнейшем количестве экземпляров и выручку за него определить на вспомоществование путешествующим в Иерусалим и проч. Вот. — Заключай сам19.

Однако слухами и цензурными изъятиями преследование “Выбранных мест из переписки с друзьями” со стороны Никитенко не прекратилось. Последний выпад Никитенко против гоголевской книги связан с его деятельностью на посту нового редактора журнала “Современник”. Сразу после того, как журнал был передан Плетневым Никитенко (помимо редактора, в программе обновленного журнала издателями были заявлены Н. А. Некрасов и И. И. Панаев, в списке сотрудников первым значился В. Г. Белинский), в № 2 “Современника”, вышедшего в 1847 году под новой редакцией, появилась статья Белинского с резко отрицательным отзывом о “Выбранных местах из переписки с друзьями”20. Однако и в этом случае Никитенко остался “верен себе”. Как свидетельство “лояльности” новой редакции в том же номере журнала была напечатана давняя работа С. С. Уварова “Опыт об Элевзинских таинствах”, выходившая ранее на французском языке двумя отдельными изданиями (СПб., 1812; Париж, 1816)21.

_______

19 Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинение: В 30 т. Т. 28. Кн. 1. Л., 1985. С. 125.

20 Ф. В. Чижов 16 октября 1847 года писал, в частности, Гоголю о “Современнике”, ”перешедшем от Плетнева к Панаеву, Никитенке и Белинскому”: “Судя по именам этих трех главных распорядителей, мне кажется, что Петр Александрович сильно погрешил, передав журнал Пушкина людям далеким от убеждений покойного нашего поэта (Шенрок В. И. Друзья и знакомые Николая Васильевича Гоголя в их к нему письмах // Русская Старина. 1889. № 8. С. 380).

21 “Опыт об Элевзинских таинствах” был опубликован в “Современнике” с похвальным предисловием от редакции, однако еще в 1820 году известный ученый, Киевский митрополит Евгений (Болховитинов) писал об этой работе Уварова: “Уварову и я гадаю не устоять на своем месте (в то время Уваров занимал пост попечителя Санкт-Петербургского учебного округа. — И. В.); да он его и не стоит, ибо ученый только шарлатан, известный Елевзинскими таинствами” (письмо к В. Г. Анастасевичу от 3 сентября 1820 года) (Псковские письма митрополита Евгения Болховитинова к петербургскому библиографу и археологу В. Г. Анастасевичу. 1820-й год // Русский Архив. 1889. № 7. С. 268). Критическая оценка митрополитом Евгением работы Уварова была небезосновательна. Статья Уварова построена в основном на догадках, призванных прояснить “эсотерическую часть политеизма”, проникнуть в тайны “древней мистагогии”. При этом гадательными предположениями Уваров брался оспаривать свидетельства св. Отцов о том, что “человеческое происхождение богов было один из тайных предметов преподавания в мистериях”. В 1849 году Уваров, возведенный незадолго до этого, в 1846 году, в графское достоинство, был снят Императором Николаем I с должности министра народного просвещения. По словам барона М. А. Корфа, “министр утратил прежнее к нему доверие государя” (Из записок барона (впоследствии графа) М. А. Корфа // Русская Старина. 1900. № 3. С. 573). Одной из главных причин отставки явились “упущения цензуры и ее начальства, т. е. Министерства Народного Просвещения”, согласно строкам писем графа А. Ф. Орлова М. А. Корфу и С. С. Уварову от 27 февраля 1847 года (Там же. С. 572; Барсуков Н. Жизнь и труды М. П. Погодина. Т. 9. СПб., 1895. С. 281).

 

228

Как свидетельствуют материалы цензурных дел, хранящихся в Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге, Никитенко, помимо прочего, был также противником публикации двух статьей Гоголя о Церкви и духовенстве — “VIII. Несколько слов о нашей Церкви и духовенстве”и “IX. О том же”. Оба эти письма были адресованыГоголемграфуАлександруПетровичуТолстому — постоянному собеседнику писателя по конфессиональным вопросам(впоследствии, в1856—1862годах,графА. П. Толстой стал обер-прокурором Святейшего Синода22).

Из-запротиводействияНикитенкописьмаГоголяоЦеркви были отправлены в духовную цензуру, где и были запрещены. Тем самым поступок Никитенко спровоцировал сначала запрещение обоих этих писем, а затем, после состоявшегося, по ходатайству П. А. Плетнева, вмешательства тогдашнего обер-прокурора Синода графа Н. А. Протасова, письма были разрешены, но с цензурными сокращениями. При этом текст указанных писем набирался впоследствии в типографии уже не с гоголевских автографов, но со сделанных после цензурных изъятий копий.

_______

22 В 1857 году святитель Игнатий (Брянчанинов), в ту пору архимандрит, настоятель Троице-Сергиевой пустыни близ Петербурга, писал о графе А. П. Толстом: “…он весьма благонамерен и к Церкви весьма расположен, почему и ожидают от него всего доброго, особенно когда он попривыкнет к делам” (Святитель Игнатий Брянчанинов. Письма. Т. 7. М., 1993. С. 219).

 

229

На отсутствие (в хранящейся в Российской государственной библиотеке цензурной рукописи “Выбранных мест из переписки с друзьями”) автографов двух статей Гоголя о Церкви и Духовенстве впервые указал в 1939 году Г. П. Георгиевский в статье “Еще автограф Гоголя” (к сожалению, эта статья осталась неопубликованной):

Только из автографа Гоголя стало ясным, что со второй тетрадью и в частности со статьей о духовенстве дела осложнились настолько, что первые два листа второй тетради, писанные рукой Гоголя, были удалены из тетради и заменены двумя же листами, переписанными рукой Плетнева. Очевидно, изменения в статье были значительны и серьезны, так что листы пришлось перебелить заново23.

В свою очередь, комментаторы академического издания сочинений Гоголя 1937—1952 годов, упомянув об отсутствии в рукописи “Выбранных мест из переписки с друзьями” указанных автографов, о местонахождении их сообщить ничего не смогли24.

П. А. Плетнев, который был противником отправления писем Гоголя о Церкви и Духовенстве в духовную цензуру, 14 сентября 1846 года писал А. В. Никитенко:

Вот вам, Александр Васильевич, и 3-ья тетрадка Гоголя. Он меня беспрестанно торопит печатанием. Пожалуйста, возвратите мне 2-ую. Вы не должны ничем стесняться. Тут для всех нас один судия — ваша совесть. Примирите дело ее приговором — и вас все мы обнимем. Кроме посылаемой будет еще тетрадки две — и конец делу. И эту не задержите25.

Однако Никитенко смотрел на дело иначе. Спустя полмесяца, 2 октября 1846 года, Плетнев извещал Грота:

В понедельник <30 сентября> корректура Гоголевских “Писем”. О русской Церкви и Духовенстве письма, непропущенные Никитенкою, я отправил к духовному цензору26.

Цензором книги стал протоиерей Тимофей Ферапонтович Никольский (1788—1848), — магистр богословия, духовный

_______

23 Георгиевский Г. П. Еще автограф Гоголя. [Заметка о цензурном экземпляре “Выбранных мест из переписки с друзьями” из архива Ф. В. Чижова. 1939]. РГБ, ф. 217, к. 2, ед. хр. 7, л. 5.

24 См.: Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений: В 14 т. Т. 8. [Л.], 1952. С. 782.

25 Н. В. Гоголь: Материалы и исследования. Т. 1. С. 164.

26 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 2. С. 834.

 

230

писатель.О том, чем закончилась эта история, Плетнев вкратце рассказал в письме к Шевыреву от 1 ноября 1846 года:

Печатание Писем Гоголя встречает препятствия на каждом шагу. Никитенко по месяцу держит небольшие их тетрадки, высылаемые Гоголем постепенно. В первой (следует: во второй. — И. В.) было два письма о Церкви нашей и Духовенстве. Цензор духовный на них надписал: нельзя пропустить, ибо у сочинителя понятия о сих предметах конфузны. Я принужден был обратиться к графу Протасову, который предложил Синоду решить это дело. Синод, за исключением нескольких фраз, все пропустил27.

Материалы цензурного дела позволяют более подробно проследить историю прохождения в цензуре статей Гоголя о Церкви и Духовенстве.

Поскольку в разрешенных Синодом к печатанию гоголевских статьях несколько строк были исключены, то, согласно существовавшим положениям, первоначальный текст этих писем — а это оказался автограф Гоголя — был удержан при делах синодальной канцелярии. Директор канцелярии К. С. Сербинович 20 октября 1846 года извещал П. А. Плетнева:

Подлинник обоих писем оставлен в Св. Синоде при деле28.

Ныне папка с гоголевскими письмами (под названием “О разрешении напечатать два письма Н. Гоголя о Православной Церкви и Духовенстве в сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями. Началось 1846 года Октября 2. Окончено 1846 года Октября 23”) хранится вРоссийскомгосударственномисторическомархиве29.Автографыстатей Гоголя“VIII. Несколькослово нашей Церкви и Духовенстве”, “IX. О том же”, а также начала статьи “X. О лиризме наших поэтов” (до слов: “верховное торжество”; статья адресована В. А. Жуковскому) написаны на

_______

27 Н. В. Гоголь: Материалы и исследования. Т. 1. С. 164.

28 О разрешении напечатать два письма Н. Гоголя о Православной Церкви и Духовенстве в сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями. Началось 1846 года Октября 2. Окончено 1846 года Октября 23. РГИА, ф. 797: Канцелярия Обер-Прокурора, оп. 16, ед. хр. 37414, л. 12 (первоначальная редакция письма); л. 5 (окончательная редакция письма).

29 Там же, л. 7—8.

 

231

двух листах (или четырех страницах) голубоватой почтовой бумаги (размером 22,3 и 14,1), с авторской пагинацией: 21—24. Это именно те тексты, которые, по решению Синода, заменил в рукописи “Выбранных мест из переписки с друзьями” П. А. Плетнев (последний отрывок был переписан Плетневым по другой причине: этот текст занимает оборот листа,налицевойстороне которого находится статья “О том же”). Листы новонайденного автографа представляют собой начало второй тетради, высланной Гоголем Плетневу в Петербург из Остенде 25 августа (н. ст.) 1846 года. Тетрадь включала в себя статьи VIII—XIV. Авторская пагинация страниц, размер и качество бумаги публикуемого автографа точно соответствуют цензурной рукописи “Выбранных мест из переписки с друзьями”, хранящейся в РГБ30. Статьи о Церкви и духовенстве датированы самим Гоголем в рукописи 1845 годом (в цензурном списке этих статей, сделанном Плетневым, а также в печатном издании “Выбранных мест из переписки с друзьями” 1847 года указанные даты отсутствуют).

В автографе статей поверх заголовков “Несколько слов о нашей Церькви и Духовенстве” и “О том же” рукой А. В. Никитенко красными чернилами дважды надписано: “Нельзя без разрешения”. Поперек текста (вдоль листа) на первой странице автографа рукой духовного цензора написано: “Не может быть напечатана”, а на следующей странице продолжено: “…потому что понятия о Церкви Рус<с>кой и Духовенстве конфузны. Цензор Протоиерей Тимофей Никольский. Окт<ября> 1го 1846 года” (л. 7—7 об. или с. 21—22 авторской пагинации). Далее имеется аналогичная надпись: “Не может быть напечатано. Цензор”, на обороте листа продолжено: “Протоиерей Тимофей Никольский” (л. 8—8 об. или с. 23—24).

В обнаруженном автографе есть несколько строк, которые ранее никому не были известны (разумеется, кроме тех лиц, которые принимали участие в издании книги, — П. А. Плетнева, цензоров А. В. Никитенко и протоиерея Тимофея Никольского, графа Н. А. Протасова, нескольких членов Синода: митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского Антония (Рафальского), архиепископа Олонецкого Венедикта (Григоровича), архиепископа Курского Илиодора (Чистякова), архиепископа Полтавского Гедеона

_______

30 Продолжение второй тетради “Выбранных мест из переписки с друзьями” см.: РГБ, ф. 74, к. 1, ед. хр. 2, с. 25 (авторская пагинация).

 

232

(Вишневского) и др., а также тех, кому Никитенко мог читать рукопись Гоголя частным образом).

Приводим полный текст автографа писем Гоголя. Наиболее важные разночтения рукописи с цензурным списком Плетнева, с первым изданием “Выбранных мест из переписки с друзьями” 1847 года, а также первоначальные варианты автографа оговариваются в подстрочных примечаниях.

Тетрадь № 231

VIII

Несколько слов о нашей Церькви и Духовенстве

(из письма к Гр. А. П. Т…..му)

Напрасно смущаетесь вы нападеньями, которые теперь раздаются на Нашу Церковь в Европе. Обвинять в равнодушии духовенство наше будет также несправедливость. Зачем хотите вы, чтобы наше Духовенство, доселе отличавшееся величавым спокойствием, столь ему пристойным, стало бы в ряды Европейских крикунов и начало бы, подобно им, печатать опрометчивые брошюры? Церковь наша действовала мудро, запрещая споры и прения с иноверцами, а потому и нам не следует ни состязаться об этом, ни излишне беспокоиться32. Чтобы защищать такое дело, нужно самому прежде узнать его33. А мы вообще знаем плохо нашу Церковь. Духовенство наше не бездействует. Я очень знаю, что в глубине монастырей и в тишине келий готовятся неопровержимые сочинения в защиту Церкви нашей. Но дела свои они делают лучше, нежели мы: они не торопятся и, зная, чего требует такой предмет, совершают свой труд в глубоком спокойствии34, молясь,

_______

31 “Тетрадь № 2” — вписано Гоголем вертикально в левом верхнем углу. В ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. этих слов нет.

32 Слов “запрещая споры ~ ни излишне беспокоиться” в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. нет.

33 Вместо “Чтобы защищать такое дело, нужно самому прежде узнать его” в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г.: “Чтобы защищать ее, нужно самому прежде узнать ее”.

34 Вместо “в глубоком спокойствии” было “в тишине”.

 

233

воспитывая самих себя, изгоняя из души своей все страстное, похожее на неуместную, безумную горячку, возвышая свою душу на ту высоту бесстрастия небесного, на котором ей следует пребывать, дабы быть в силах заговорить о таком предмете. Но и эти защиты еще не послужат к полному убеждению западных католиков. Церковь наша должна святиться в нас, а не в словах наших. Мы должны быть Церковь наша, и нами же должны возвестить ее правду. Они говорят, что Церьковь наша Мертвый труп35.  Они сказали ложь, потому что Церьковь наша есть Жизнь36; но ложь свою они вывели логически, вывели правильным выводом: Мы трупы37, а не Церковь наша, и по нас они назвали и Церковь нашу трупом. Как нам защищать нашу Церковь и какой ответ мы можем дать им, если они нам зададут такие запросы: “А сделала ли ваша Церковь вас лучшими в сравнении с нами? Счастливей ли от вас государство ваше?38 Исполняет ли всяк у вас, как следует, свой долг внутри его? Двигнулись ли у вас от содействия вашей Церкви искус<с>тва и науки, находящиеся повсюду в праздном застое? Упредила ли ваша Церковь развитие всех даров и сил данных от Бога человеку? Вознесла ли вас на высоту совершенства вашего, и вывела ли вас на ту законную дорогу, которой мы все так жадно ищем?39 ” Что мы тогда станем отвечать им, почувствовавши вдруг в душе и в совести своей, что шли все время мимо нашей Церкви и едва знаем ее даже и теперь. Владеем сокровищем, которому цены нет, и не только не заботимся о том, чтобы это почувствовать, но не знаем даже, где положили его.

_______

35 Вместо “Мертвый труп” в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. “безжизненна” (без шрифтового выделения).

36 В ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. “жизнь” (без шрифтового выделения).

37 В ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. шрифтового выделения нет.

38 Слов “в сравнении с нами? Счастливей ли от вас государство ваше?” в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. нет.

39 Слов “внутри его? Двигнулись ли — жадно ищем?” в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. нет.

 

234

У хозяина спрашивают показать лучшую вещь в его доме, и сам хозяин не знает, где лежит она. Эта Церьковь, которая, как целомудренная Дева, сохранилась одна только от времен Апостольских в непорочной первоначальной чистоте своей, эта Церьковь, которая вся с своими глубокими догмами40 и малейшими обрядами наружными как бы снесена прямо с неба для Русского Народа, которая одна в силах разрешить все узлы недоуменья и вопросы наши, которая может произвести неслыханное чудо в виду всей Европы, заставив у нас всякое сословье, званье и должность войти в их законные границы и пределы и, не изменив ничего в государстве, дать силу России изумить весь мир согласной стройностью того же самого организма, которым она доселе пугала41, — и эта Церковь нами незнаема! И эту Церковь, созданную для жизни, мы до сих пор42 не ввели в нашу жизнь!

Нет. Храни нас Бог защищать теперь нашу Церковь: Это значит уронить ее. Только и есть для нас возможна одна пропаганда  жизнь наша. Жизнью нашей мы должны защищать нашу Церковь, которая вся есть Жизнь. Благоуханьем душ наших должны мы возвестить ее Истину. Пусть Мис<с>ионер католичества западного43 биет себя в грудь, размахивает руками и красноречием рыданий и слов исторгает скоро высыхающие слезы44, Проповедник же католичества Восточного должен выступить так перед народом, чтобы уже от одного его смиренного вида, потухнувших очей и тихого потрясающего гласа, исходящего45 из души, в которой умерли все желанья46 мира, все бы подвигнулось еще прежде, чем он объяснил бы самое дело, и в один голос

_______

40 В ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. “догматами”.

41 Далее было “и мир и самую себя”.

42 После “до сих пор” было “еще”.

43 После “западного” было “судорожно”.

44 Вписано“красноречием ~ слезы”вместо“криком потрясает воздух”.

45 Так в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. В автографе ошибочно “исходящегося”.

46 Было “все страсти”.

 

235

заговорило бы к нему: Не произноси слов, слышим и без них святую правду твоей Церкви!

184547.

IХ

О том же

(из Письма к Гр. А. П. Т…..му)

…Замечания48, будто власть Церкви оттого у нас слаба49, что наше Духовенство мало имеет светскости и ловкости обращенья в обществе, есть такая же нелепость, как и утвержденье, будто Духовенство у нас вовсе отстранено от всякого прикосновенья с жизнью50 уставами нашей Церкви и связано в своих действиях правительством51. Духовенству нашему указаны законные и точные52 границы в его соприкосновениях со светом и людьми. Поверьте, что если бы стали они встречаться с нами чаще, участвуя в наших ежедневных собраниях и гульбищах, или входя в семейные дела, — это было бы нехорошо. Духовному предстоит много искушений, гораздо более даже, нежели нам: как раз бы завелись те53 интриги в домах, в которых обвиняют Римско-католических попов54. Римско-католические55 попы именно от того сделались дурными, что чересчур сделались светскими. У Духовенства нашего два законных поприща, на которых они с нами встречаются: Исповедь и Проповедь. На этих двух поприщах, из которых первое бывает только раз или два56 в год, а второе может

_______

47 Даты 1845 в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. нет.

48 Было “…Замечание”.

49 Вписано “…Замечания ~ слаба” вместо: “а. …Слова, что Духовенство наше мало б. Замечание, что вся беда от того”.

50 Было “с нашей жизнью”.

51 Так в автографе и в ценз. списке Плетнева. В изд. 1847 г. “Правительством”.

52 Было “и верные”.

53 Вписано “те” вместо “такие”.

54 Было “Римско-католическое Духовен<ство>”.

55 Было “Римско-католическое”.

56 Вписано “или два”.

 

236

быть всякое воскресение, можно сделать очень много. И если только Священник, видя многое дурное в людях57, умел до времени молчать о нем, и долго соображать в себе самом, как ему сказать58 таким образом, чтобы всякое слово дошло прямо до сердца, то он уже скажет об этом так сильно59 на исповеди и проповеди, как никогда ему не сказать на ежедневных с нами беседах. Нужно, чтобы он говорил стоящему среди света человеку с какого-то возвышенного места, чтобы не его присутствие слышал в это время человек, но присутствие Самого Бога, внимающего равно им обоим, и слышался бы обоюдный страх от Его незримого присутствия. Нет, это даже хорошо, что Духовенство наше находится в некотором отдалении от нас. Хорошо, что даже самой одеждой своей, не подвластной никаким изменениям и прихотям60 наших глупых мод, они отделились от нас. Одежда их прекрасна и величественна. Это не бессмысленное, оставшееся от осьмнадцатого века рококо, и не лоскутная, ничего не объясняющая одежда Римско-католических священников. Она имеет смысл: Она по образу и подобию той одежды, которую носил Сам Спаситель, нужно, чтобы и в самой одежде своей они носили себе вечное напоминание о Том, Чей образ они должны представлять нам, чтобы и на один миг не позабылись и не растерялись среди61 развлечений и ничтожных нужд света62, ибо с них тысящу крат более взыщется, чем с каждого из нас, чтобы слышали беспрестанно, что они как бы другие и высшие люди. Нет, покаместь Священник еще молод и жизнь ему неизвестна, он не должен даже и встречаться с людьми иначе, как на исповеди и проповеди. Если же и63 входить64 в

_______

57 После “в людях” было “и свете”.

58 Вместо “сказать” было “суметь о том”.

59 Вписано “сильно”.

60 После “прихотям” было “мо<д>”.

61 Вписано “и не растерялись среди” вместо “среди увеселений”.

62 В автографе ошибочно “нужд свет”.

63 Так в автографе и в ценз. списке Плетнева. После “Если же и” в изд. 1847 г. “можно ему”.

64 После “входить” было “с ними”.

 

237

беседу, то разве только с мудрейшими и опытнейшими из них65, которые могли бы познакомить его66 с душой и сердцем человека67, изобразить ему68 жизнь в ее истинном виде и свете, а не в том, в каком она является неопытному человеку. Священнику69 нужно время также и для себя70. Ему71 нужно72 поработать и над самим собою. Он должен73 с Спасителя брать пример, Который долгое время провел в пустыне и не прежде как после сорокадневного74 предуготовительного поста вышел75 к людям учить их. Некоторые из нынешних умников выдумали, будто нужно толкаться среди света для того, чтобы узнать его. Это просто вздор. Опроверженьем такого мнения служат все светские люди, которые толкаются вечно среди света и при всем том бывают всех пустее. Воспитываются для света не посреди света, но вдали от него, в глубоком внутреннем созерцании, в исследовании76 собственной души своей, ибо там законы всего и всему: Найди только прежде ключ77 к своей собственной душе78, когда же найдешь, тогда этим же самым79 ключом отопрешь души всех.

184580.

_______

65 После “опытнейшими из них” было “и уже посредством их знакомиться”.

66 Вписано “которые могли бы познакомить его”. Вместо “его” было “их”.

67 После “человека” было “которые бы могли им”.

68 Вместо “ему” было “им”.

69 Было “Священникам”.

70 Было “для самих себя”.

71 Было “Им”.

72 После “нужно” было “слишком долго”.

73 Было “Они должны”.

74 Так в ценз. списке Плетнева. В автографе и в изд. 1847 г. “сорокодневного”.

75 Было “выступил”.

76 Вместо “в исследовании” было “в соблю<дении>”.

77 В автографе, в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. “ключь”.

78 После “душе” было “а”.

79 В автографе “самим”.

80 Даты 1845 в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г. нет.

 

238

Х

О Лиризме наших Поэтов

(Письмо к В. А. Ж…….му)

Поведем речь о статье, над которою произнесен смертный приговор, т. е. о статье под названием: О Лиризме наших Поэтов. Прежде всего благодарность за смертный приговор. Вот уже во второй <раз>81 я спасен тобою, о мой истинный82 наставник и учитель! Прошлый год твоя же рука остановила меня, когда я уже было хотел послать Плетневу в Современник мои сказанья о Русских поэтах; теперь ты вновь предал уничтоженью новый плод моего неразумия. Только один ты меня еще останавливаешь, тогда как все другие торопят неизвестно зачем. Сколько глупостей успел бы я уже наделать, еслибытолькопослушалсядругихмоих приятелей. Итак, воттебепреждевсегомоя благодарственная песнь! А затем83 обратимся84 к самой статье. Мне стыдно, когда помыслю, как до сих пор еще я глуп и как не умею заговорить ни о чем85, что поумнее86. Всего нелепей выходят мысли и толки о Литературе. Тут как-то особенно становится все у меня напыщенно, темно и невразумительно. Мою же собственную мысль, которую не только вижу умом, но даже чую сердцем, не в силах передать. Слышит душа многое, а пересказать или написать ничего не умею. Основание статьи моей справедливо, а между тем объяснился я так, что всяким выраженьем вызвал на противуречие. Вновь повторю87 то же самое: В Лиризме наших Поэтов есть что-то такое, чего нет у Поэтов других наций: Именно что-то близкое к Библейскому, то высшее состояние Лиризма, которое чуждо увлечений страстных и есть твердый возлет в свете разума88, верховное торжество89 <духовной трезвости>.

_______

81 Слова “раз” в автографе и в ценз. списке Плетнева нет. В изд. 1847 г. “во второй раз”.

82 Вписано “о мой истинный” вместо “прекрасный мой”.

83 Было “Затем”.

84 Вписано “обратимся” вместо “поведем”.

85 Вписано “ни о чем” вместо “как следует о том”.

86 После “поумнее” было “и поважнее”.

87 Так в автографе, в ценз. списке Плетнева и в изд. 1847 г.

88 После “разума” было “а не в страстном п<оложении>”.

89 Конец страницы.

 

239

1 октября 1846 года П. А. Плетнев, получив от протоиерея Тимофея Никольского автограф с запрещенными статьями Гоголя о Церкви и Духовенстве, обратился к обер-прокурору Святейшего Синода графу Н. А. Протасову с просьбой пересмотреть дело:

Милостивый Государь Граф Николай Александрович! В. А. Жуковский поручил мне печатание нового сочинения Гоголя, под названием: Выбор из переписки с друзьями. В числе писем найдены мною два (VIIIи IX): О нашей Церкви и Духовенстве. Я испрашивал разрешения Духовного Ценсора на позволение напечатать их; но он на то не согласился. Между тем, по моему понятию, образ суждений Гоголя таков, что надобно желать распространения подобных идей. Это обстоятельство дало мне смелость беспокоить Ваше Сиятельство покорнейшею просьбою: не удостоите ли Вы пробежать прилагаемые здесь вышеупомянутые два письма — и ежели я буду так счастлив, что мнение Ваше будет согласно с моим, то не окажете ли Вы содействия Вашего к пропуску их в печать. Во всяком случае я смею надеяться, что Ваше Сиятельство, по благосклонности Вашей, почтите меня уведомлением и обратною присылкою писем, которых начало уже набрано в Типографии90.

Письмо Плетнева было получено Протасовым 2 октября 1846 года. Ознакомившись с доставленными письмами, Протасов спустя две недели, 16 октября, обратился от своего имени в Святейший Синод с нижеследующим предложением.

_______

90 О разрешении напечатать два письма Н. Гоголя о Православной Церкви и Духовенстве в сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями (РГИА, ф. 797: Канцелярия Обер-Прокурора, оп. 16, ед. хр. 37414, л. 1).

 

240

ВЕДОМСТВО

ПРАВОСЛАВНОГО

ИСПОВЕДАНИЯ

КАНЦЕЛЯРИЯ

ОБЕР-ПРОКУРОРА

СВЯТЕЙШЕГО СИНОДА

Отделение 191

Стол 292.

Санкт-Петербург93.

Октября 16 дня 1846.

№ 7758.

Святейшему Правительствующему Синоду.

Предложение

Ректор Императорского С. Петербургского Университета Действительный Статский Советник Плетнев в письме ко мне изъясняет, что при печатании им ныне, по поручению В. А Жуковского, нового сочинения Гоголя под названием: Выбор из переписки с друзьями, он не получил согласия Духовного Ценсора на издание двух из числа сих писем (VIII и IX): О нашей Церкви и Духовенстве, но находя с своей стороны, что по образу суждения Гоголя надобно желать распространения подобных идей, Г. Плетнев просит об исходатайствовании разрешения на издание сих писем, с возвращением оных.

Имею честь предложить о сем Святейшему Синоду, прилагая означенные письма.

Обер-Прокурор Граф Протасов94.

Директор Сербинович.

Верно: Помощник Столонач<альника> <подпись нрзб.>95.

_______

91 Вписано “1”.

92 Вписано “2”.

93 “ВЕДОМСТВООтделение/Стол/Санкт-Петербург” — строки печатного бланка.

94 “Граф Протасов” — подпись рукою графа Н. А. Протасова.

95 О разрешении напечатать два письма Н. Гоголя о Православной Церкви и Духовенстве в сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями (РГИА, ф. 797: Канцелярия Обер-Прокурора, оп. 16, ед. хр. 37414, л. 2). Копия этого предложения (на таком же печатном бланке) сохранилась в деле Канцелярии Синода: Дело по предложению Г. Обер-Прокурора Св. Синода, о пропуске к напечатанию писем Г. Гоголяпод названием: “Несколько слов о Нашей Церкви и Духовенстве”.Началось16 окт.1846 года. Кончено 20 окт. 1846 года. На трех листах (РГИА, ф. 796: Канцелярия Синода, оп. 127, ед. хр. 1631, л. 1).

 

241

В тотже день,16 октября, состоялось слушание в Синодепредложенияобер-прокурора. В протоколе заседания отмеченытеместававтографеГоголя,которыеподлежалисокращению (сокращению подверглась только первая из статей):

1846 года Октября 16 дня, по указу Его Императорского Величества, Святейший Правительствующий Синод слушали предложение Г. Обер-Прокурора Св. Синода, о пропуске к напечатанию писем Г. Гоголя под названием: несколько слов о нашей Церкви и Духовенстве. — ПРИКАЗАЛИ: Св. Синод, по рассмотрении означенных писем, определяет: поручить С. Петербургскому Комитету Д<уховной> Цензуры дать от себя разрешение на напечатание оных с нижеследующими в нихизменениями, указанными в особо снятой и скрепленнойвКанцелярииСв. Синодакопии тех писем, именно:лист 1, строки 16, 17 и 18, и на обороте того же листа стр<ока> 1я, слова: “запрещая споры” — и так далее до слов “излишне беспокоиться” — исключить; л. 1 об., стр<оки> 2, 3, вместо “такое дело”поставить“ее”и вместо “его” поставить “ее”; л. 2, стр<ока> 5, вместо “мертвый труп” — поставить “безжизненна”; л. 2, стр<оки> 15, 16, 17, слова: “в сравнении” и т. д. до слов “ваше” исключить; и л. 2, стр<оки> 19, 20, 21, 22, 23, и на обороте того же листа строки 1, 2, 3, 4 и 5, слова: “внутри его”и т.д.дослова“ищем”исключить. Очеми послать в Цензурный Комитет указ, с приложением помянутой копии, для надлежащегораспоряжения,стем, чтобы по скрепе в Комитетевсехуказанныхнаоной изменений, сделана была на копии разрешительная от имени Комитета надпись о печатании, а затем рукопись сия была бы выдана кому следует: уведомить же о сем Г. Плетнева — предоставить распоряжению Его Сиятельства, Г. Обер-Прокурора Св. Синода передав для сего в Канцелярию Его Сиятельства копию с сего определения.

Подлинное подписали: 18 Октября 1846 г.

Антоний митрополит Новгородский и С. Петербургский.

Венедикт Архиеп<ископ> Олонецкий.

Илиодор Архиеп<ископ> Курский.

Гедеон Архиеп<ископ> Полтавский.

Обер Священник В. Кутневич.

Обер Секретарь И. Бейер.

Протоколист <подпись нрзб.>.

Исполнено 20 Октября 1846 года96.

________

96 Дело по предложению Г. Обер-Прокурора Св. Синода, о пропуске к напечатанию писем Г. Гоголя под названием “Несколько слов о Нашей Церкви и Духовенстве” (РГИА, ф. 796: Канцелярия Синода, оп. 127, ед. хр. 1631, л. 2).

 

242

На основании решения Святейшего Синода в Санкт-Петербургский Комитет Духовной Цензуры были отданы соответствующие распоряжения. Эти бумаги, с пометой “Весьма нужное”, были получены Комитетом 18 октября 1846 года97. Спустя два дня туда же был отправлен специальный “Указ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, САМОДЕРЖЦА ВСЕРОССИЙСКОГО, из Святейшего Правительствующего Синода”, где опять перечислялись те места в рукописи Гоголя, которые подлежали сокращению98.

По получении указа 20 октября 1846 года Комитетом Духовной Цензуры было вынесено определение, согласно которому дальнейшая подготовка к печати статей Гоголя была поручена тому же цензору, который тремя неделями ранее запретил статьи к публикации, — протоиерею Тимофею Никольскому: “Определено: Так как в рукописи сей уже сделаны Святейшим Синодом нужные изменения и исправления, то поручить рассматривавшему предварительно сию рукопись Члену Комитета Протоиерею Никольскому скрепить оную по листам, и дав разрешительную от имени Комитета надпись о напечатании, препроводить затем оную в Канцелярию Г. Обер-Прокурора Святейшего Синода, согласно отношению оной от 18 октября № 7838”99.

Оформлениебумагбылозаконченок23 октября 1846 года. В этот день автографы Гоголя были возвращены в Канцелярию обер-прокурора Синода с сопроводительным

_______

97 О разрешении напечатать два письма Н. Гоголя о Православной Церкви и Духовенстве в сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями. РГИА, ф. 797: Канцелярия Обер-Прокурора, оп. 16, ед. хр. 37414, л. 4 (черновая редакция письма о необходимости последующего возврата в Канцелярию обер-прокурора автографов Гоголя); Дело о разрешении к печати сочинений, препровожденных при Указах из Святейшего Правительствующего Синода в 1846-м году. 21 января 1846 г. — 8 августа 1846 г. <…> 5. О письмах Гоголя, под названием о нашей Церкви и Духовенстве. РГИА, ф. 807. Петербургский духовно цензурный комитет. оп. 2, ед. хр. 1072, л. 20 (окончательная редакция указанного письма, на печатном бланке).

98 Дело о разрешении к печати сочинений, препровожденных при Указах из Святейшего Правительствующего Синода в 1846-м году. РГИА, ф. 807: Петербургский духовно цензурный комитет. оп. 2, ед. хр. 1072, л. 19, 24.

99 Там же, л. 24 об.

 

243

письмом, подписанным членами Комитета Духовной Цензуры архимандритом Макарием (Булгаковым, 1816—1882; впоследствии митрополит Московский и Коломенский) и протоиереем Тимофеем Никольским100. Тогда же, 23 октября, разрешение Комитета Духовной Цензуры о напечатании статей Гоголя о Церкви и духовенстве было отправлено К. С. Сербиновичем П. А. Плетневу при сопроводительном письме: “Милостивый Государь, Петр Александрович. В дополнение к письму моему от 20 сего Октября101 имею честь препроводить при сем два письма Г. Гоголя о Православной Церкви и Духовенстве с сделанною на оных от С. Петербургского Духовно-Цензурного Комитета разрешительною надписью о печатании”102.

Таким образом, статьи Гоголя о Церкви и Духовенстве Плетневу в итоге удалось отстоять. С выходом “Выбранных мест из переписки с друзьями” читатель мог услышать подлинный голос Гоголя — православного мыслителя и художника, — не искаженный в интерпретациях В. Г. Белинского и его последователей. 27 ноября 1846 года Плетнев с воодушевлением писал Я. К. Гроту:

Начнем-ка, помолясь Богу, мы с тобой литературу новую, — живую, насущно-необходимую, истинную, по образу и подобию той, что я усматриваю в письмах Гоголя <…> Гоголь — трепетный жилец, вопиющий не о законах изящества, а о том, что благо, душеспасительно и неизбежно, да

_______

100 Там же, л. 21 (черновая редакция письма); О разрешении напечататьдваписьмаН. ГоголяоПравославнойЦерквииДуховенствев сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями. РГИА, ф. 797: Канцелярия Обер-Прокурора, оп. 16, ед. хр. 37414, л. 6 (окончательная редакция письма).

101 Имеется в виду письмо К. С. Сербиновича к П. А. Плетневу от 20 октября 1846 года, где по поручению графа Н. А. Протасова Сербинович сообщал о том, что “печатание представленных… двух писем Г. Гоголя разрешено (с исключением нескольких строк в первом письме)” (О разрешении напечатать два письма Н. Гоголя о Православной Церкви Духовенстве в сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями. РГИА, ф. 797: Канцелярия Обер-Прокурора, оп. 16, ед. хр. 37414, л. 12 (первоначальная редакция письма); л. 5 (окончательная редакция письма)).

102 О разрешении напечатать два письма Н. Гоголя о Православной Церкви и Духовенстве в сочинении его под заглавием: Выбор из переписки с друзьями. РГИА, ф. 797: Канцелярия Обер-Прокурора, оп. 16, ед. хр. 37414, л. 9.

 

244

вопиющий не оратором, а как велел Христос поучать земнородных. Да, я чувствую, что с этой книги в Европе станут вести летосчисление появления в мире русской литературы. До сих пор мы бродили около жизни, а он в нее врезался. <…> Тут до всего доходит речь, начиная с Церкви до расходной по хозяйству книги, тут все взято не свысока, а как оно есть перед глазами103.

Вчера совершено великое дело, — писал Плетнев и самому Гоголю 1 января 1847 года, — книга твоих писем пущена в свет… она, по моему убеждению, есть начало собственно русской литературы. Все до сих пор бывшее мне представляется как ученический опыт на темы, выбранные из хрестоматии. Ты первый со дна почерпнул мысли и бесстрашно вынес их на свет104.

Публикуемые впервые строки статьи “Несколько слов о нашей Церкви и Духовенстве” помогают глубже понять главную идею поэмы Гоголя “Мертвые души”. Выведенные здесь типы именно потому являются, по Гоголю, “мертвыми душами”, что в отношении к Богу, Царю и Отечеству — служение которым предназначено им свыше — они “неправославны”, “неверноподданны” — а значит и “ненациональны”. Будучи и в критическом пафосе своих художественных творений верен началам Православия, Самодержавия, Народности, Гоголь писал:

Что такое значит сделаться русским на самом деле? В чем состоит привлекательность нашей русской породы, которую мы теперь стремимся развивать наперерыв, сбрасывая все ей чуждое, неприличное и несвойственное? <…> Высокое достоинство русской породы состоит в том, что она способна глубже, чем другие, принять в себя высокое слово Евангельское… Хорошо возлелеянные в сердце семена Христовы дали все лучшее, что ни есть в русском характере. Итак, для того, чтобы сделаться русским… к источнику всего русского, к Нему Самому, следует за этим обратиться105.

Эта же мысль слышна в строках статьи Гоголя о Церкви: “Они говорят, что Церьковь наша Мертвый труп. — Они сказали ложь, потому что Церьковь наша есть Жизнь; но ложь свою они вывели логически, вывели правильным выводом: Мы трупы, а не Церковь наша… Как нам защищать нашу Церковь и какой ответ мы можем дать им, если они

______

103 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым. Т. 2. С. 860.

104 Переписка Н. В. Гоголя. Т. 1. М., 1988. С. 271—272.

105 Письмо графине А. М. Виельгорской от 30 марта 1849 года.

 

245

нам зададут такие запросы: «А сделала ли ваша Церковь вас лучшими в сравнении с нами? Счастливей ли от вас государство ваше? Исполняет ли всяк у вас, как следует, свой долг внутри его? Двигнулись ли у вас от содействия вашей Церкви искус<с>тва и науки, находящиеся повсюду в праздном застое? Упредила ли ваша Церковь развитие всех даров и сил данных от Бога человеку? Вознесла ли вас на высоту совершенства вашего, и вывела ли вас на ту законную дорогу, которой мы все так жадно ищем?» Что мы тогда станем отвечать им, почувствовавши вдруг в душе и в совести своей, что шли все время мимо нашей Церкви и едва знаем ее даже и теперь”.




Просмотров: 490;